kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

  • Music:
tin_tina подкинула интересную статью: М. ПАВЛОВ. «Феномен Шоу для українського читацтва» (к сожалению, на украинском). Это комментарий переводчика к украинскому переводу «Пигмалиона», где речь идет о принципах перевода речи персонажей на украинский, и заодно разбираются существующие переводы на русский.

И вот теперь меня не отпускает безумная идея заново перевести «Пигмалион» на русский. Нет, переводы Калашниковой и Мелковой, безусловно, превосходны, невзирая на все огрехи, отмеченные автором статьи (а учитывая эпоху и культурный контекст, в котором они были сделаны, другими они быть и не могли: «Я не какая-нибудь, я честная девушка, а вашего брата я насквозь вижу, да» - это едва ли не предел развязности, который можно было себе представить на тогдашней сцене). Кстати, автор забыл упомянуть еще как минимум один перевод, не менее классический, хотя и неполный: это дубляж фильма «Моя прекрасная леди», сделанный Алексеем Алексеевым. Но читая (или слыша) эти переводы, мы невольно представляем себе Элизу Дулитл в виде очаровательной Одри Хепберн. А надо, чтобы читатель (или зритель) представлял себе условную «Свету из Иванова» (гугл.) Которая, конечно, закончила школу и учится в техникуме, а то и в институте, но все равно выйдет замуж за алкаша, нахватает кредитов и всю жизнь проживет на этой помойке, где мы застаем ее в начале пьесы. И никто о ней не пожалеет, потому что она говорит «Мы стали более лучше одеваться» и красится, как баба на чайник. Короче, потому что она быдло.

Перед переводчиком советской эпохи этой проблемы не стояло. Разумеется, Элиза выглядела комично, но культурному советскому человеку не пришло бы в голову решить, что она не человек, потому что не умеет говорить по-человечески. Нам слишком долго внушали, что так думать нельзя, что это некрасиво. А ведь это именно то, о чем пишет Бернард Шоу. У этой девушки нет и не может быть чувств, которые заслуживают внимания. Вот что если не думает, то чувствует любой современный Хиггинс, слыша, как она мычит про «овощи там, рожь - вот это все». И да, разумеется, для того, чтобы это передать, придется отойти достаточно далеко от оригинального текста. Не «перед тем, как идти сюда, я вымыла лицо и шею», а «я умылась и накрасилась, ваще-та!» На лабутенах, нах.

Ну да, и Хиггинса, конечно, придется сделать не фонетистом, а лингвистом-коммуникативщиком. Работа русского Хиггинса - не ставить произношение (хотя, безусловно, и произношение тоже ставить, особенно ударения), а менять всю манеру речи, саму речевую стратегию человека, выводить на сознательный уровень все то, что человек впитал буквально с молоком матери - и перекраивать заново интонации и фатику. Это при том, что сам Хиггинс говорит ужасно, как последний трамвайный хам - ему и так неплохо, ну, а что сапожник без сапог - его это не смущает.

Так что да, очевидно, что это выйдет не столько перевод, сколько переложение для московской действительности сто лет спустя. Но это, в сущности, уже неважно. ;-)
Tags: Безумные идеи, Книжное, Переводческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →