kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Categories:
Автора моего мне подсунули под тем соусом, что это, дескать, новый Ротфусс (дескать, кому и переводить, как не мне). Ну, это дело обыкновенное: стоит появиться популярному автору, как издательства начинают плодить клонов. Вслед за Толкином развелись десятки «новых Толкинов», «Волкодава» читателю презентовали как «русского «Конана» и тэ дэ, и тэ пэ. Но автор действительно на Ротфусса отдаленно похож (хотя по тону и общему мироощущению куда больше похож на Мартина - но «новых Мартинов» и так уже, видать, под каждым кустом по три штуки) одной конкретной деталью.

Трилогия Ротфусса представляет собой рамочное повествование. К главгерою, который зашхерился в жалком городишке посреди нигде (и английское название городишка на это намекает) приезжает некто Хронист, который жаждет создать его жизнеописание. И, собственно, текст романа представляет собой повествование героя от первого лица, прерываемое событиями, происходящими в городишке. Роман моего автора (тоже, я так понимаю, первая часть трилогии) представляет собой рамочное повествование. Главгерой - вражеский полководец, взятый в плен; его везут на острова, чтобы там убить. Сопровождающий его придворный историк, друг убитого им наследного принца, написавший историю этой войны (закончившейся несколько лет тому назад) слушает его версию событий. И, собственно, текст романа представляет собой историю жизни главгероя, написанную, правда, от третьего лица, и прерываемую разговорами главгероя с историком. Практически один в один, не правда ли? Угу. Но есть ма-аленькие нюансы.

Ротфуссовский Квоут рассказывает ПОДЛИННУЮ историю своей жизни, со всеми ее тайнами и секретами. Правда, там и сям по тексту раскиданы мелкие намеки на то, что, возможно, не такая уж она подлинная - но, во всяком случае, герой всячески это подчеркивает и на это претендует. То есть если она и не вполне подлинная, то достаточно близка к реальным событиям, чтобы сойти за подлинную. Разумеется, с самого начала читатель предполагает, что и у нашего автора герой рассказывает историку именно подлинную историю своей жизни - ну, все понятно, человеку жить осталось несколько дней, он хочет обелить свое имя и сохранить истину для потомков (пусть и не своих). Правда, не очень понятно, отчего тогда повествование-то от третьего лица - в результате герой выглядит прям как Цезарь какой-то, - но ладно, чоужтам. Правда, в третьем разговоре героя с историком проскальзывает намек на то, что историк услышал явно что-то не совсем то, что мы только что прочли, но это еще можно списать на глупость и романтическую восторженность молодого человека (а он молод и восторжен, что всегда сопряжено с некоторой долей глуповатости). И тут, в четвертом разговоре, внезапно становится очевидно, что - а вот хрен там! Главгерой рассказывает историку вовсе не ту историю, что мы только что прочли, а некую «официальную версию» событий. То есть он действительно хочет сохранить для потомков - но нифига не «истину», а свой вариант официального вранья.

И вот тут мне сделалось по-настоящему интересно. Вся эта подзадравшая меня за двадцать с лишним листов графомань внезапно предстала в новом свете. Я его даже как-то зауважал, автора-то. Интересно стало, что будет дальше (правда, не настолько интересно, чтобы взяться переводить второй том, но все-таки). То есть автор описывает не «как было на самом деле» (что по умолчанию предполагается читателем обычно), а у него имеется одна официальная версия, другая официальная версия, и то, что было как бы на самом деле (но еще не факт, что было именно так, ага). То есть мы имеем дело не с романом, а с «источником», из которого исторические события приходится выцарапывать путем интерпретации приведенных фактов.

Правда, все это не так, чтобы хорошо проработано, и сам этот замысел становится очевиден, когда почти три четверти книги уже прочитано (и многие разочарованно отложили книжку в сторону, так и не добравшись до самой мякотки). Но тем не менее, идея-то, идея-то клевая!

Но пишу я все это не затем, чтобы реабилитировать своего автора в ваших глазах - его, думаю, и без вас найдется кому прочесть, слава Богу, свои книжки рекламировать наше издательство умеет. А затем, чтобы поделиться МЫСЛЬЮ. Мысль эта отнюдь не нова, боюсь, что мне ее пытались вдолбить все шесть лет обучения на филфаке, но я, увы, бываю весьма туп, когда сам того захочу, так что дошла она до меня только сейчас.

Мысль эта состоит в следующем: если в книге нет того - чего угодно, - что вы ищете (в данной конкретной книге, или в книгах вообще), это не значит, что книга плоха. Возможно, в ней есть что-то другое. Разные люди привыкли требовать от книг разного. Исторической достоверности. Хорошего стиля и гладкого (или, наоборот, своеобразного) языка. Занимательного сюжета. Ярких, запоминающихся характеров. Лулзов и бугагашечек. Тонкого психологизма. Кровишши, и побольше. Стр-рашных опасностей и ужасных приключений. Великих страстей. Глубоких мыслей. Короче, нужное дополнить. И, если вам не дадут того, на что вы привыкли рассчитывать (образованные и культурные люди обычно особенно напирают на стиль, язык, психологизм и достоверность), вы скажете, что книга плохая. Ну, дерьмо же книга, ну вы посмотрите, кто так пишет! Возможно, вы правы. Но автор, тем не менее и несмотря ни на что, пишет так, как считает нужным. И, возможно, для него неважны стиль и психологизм, а важно что-то иное, чего вы, может, в книгах никогда и не видели. Может быть, оно вам просто не надо. А может, и надо, только вы об этом еще не знаете. Допустим, вы зашли в магазин купить запчасти для машины, а это оказалась пекарня. И запчастями тут не торгуют, а торгуют булочками. Может, вам эти булочки и ни к чему, а может быть, вы останетесь и попробуете. Вдруг и понравится. Но если вы зажмете нос и скажете «Фу-у, какой хреновый магазин автозапчастей!», то булочек вы не попробуете точно.

То есть с точки зрения продвинутого читателя важнее, конечно, оценить и налепить ярлычок: «Эта книга плохая, потому что...» Но, если вы уж взялись читать, и не готовы выкинуть злосчастную книжку в окошко, то, в принципе, выгоднее попытаться выяснить, нет ли там чего-нибудь другого, чего вы не ждали и на что не рассчитывали. Вдруг в книге отсутствует историческая достоверность не потому, что она плохая вообще, а потому, что автор заморачивался чем-то другим. Не всегда, но бывает, бывает...
Tags: Книжное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Дрозды

    А еще у нас поспевает новая порция дроздов. Я как-то за этим гнездом следить перестал - мне казалось, что там просто никого нет. Ну мало ли -…

  • Воробейник

    Вот здесь и далее - загадочные картинки. Воробей принес муху. Здоровенную жирную муху. И где-то с полминуты с ней сидел. То есть не…

  • Переход

    А это знаете что? Нет, это не переход через улицу. Это торжество здравого смысла и человеколюбия. У нас же метро открыли. И сделали переход…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Recent Posts from This Journal

  • Дрозды

    А еще у нас поспевает новая порция дроздов. Я как-то за этим гнездом следить перестал - мне казалось, что там просто никого нет. Ну мало ли -…

  • Воробейник

    Вот здесь и далее - загадочные картинки. Воробей принес муху. Здоровенную жирную муху. И где-то с полминуты с ней сидел. То есть не…

  • Переход

    А это знаете что? Нет, это не переход через улицу. Это торжество здравого смысла и человеколюбия. У нас же метро открыли. И сделали переход…