kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Category:

О школьном чтении

В связи со вчерашним постом (http://kot-kam.livejournal.com/1802533.html#comments) задумался над тем, что когда речь заходит о школьной литературе, копья ломаются в основном из-за программы трех-четырех последних классов. Пушкин-Лермонтов-Толстой-Достоевский, Горький-Маяковский-Шолохов-Булгаков, все вот это. Все, что было раньше, как будто ушло на дно - и только местами, словно горные вершины затонувшего материка, торчит наиболее запомнившееся: "Му-му", "Молодая гвардия", "Сын полка", "Дубровский", "Тарас Бульба", вот это все.

И мне кажется, что оно особенно важно - именно поэтому. Литература старших классов ложится на формирующееся критическое мышление, более того - на бушующий подростковый негативизм. Отчасти, может быть, с этим-то и связана пресловутая ненависть к школьной "литературе". Потому что говно ваш Толстой! И Пушкин говно, да! И Лермонтов... а, нет, Лермонтов не говно, дайте два... Но уж Достоевский-то точно говно! И Тургенев! И Фонвизин тоже! Нет, не читал, но мне не нравиццо!.. Не потому, что они все говно, а потому, что возраст такой, когда человек по умолчанию готов возненавидеть все, что подсовывают взрослые - особенно если они при этом сладострастно причмокивают и делают вид, будто это все ужасно вкусно.

Во втором, третьем, четвертом классе, когда и предмета-то такого еще нет, "литература", есть только "чтение" (ну, у нас было так), и преподает его не профессиональный филолог, пусть и из педвуза, а девушка после педучилища, все совсем иначе. Предложенный текст воспринимается как информация. Интересная, неинтересная, важная, неважная, но это не "художественная литература" (со всеми вытекающими), а сведения об окружающем мире, такие же, как новости по телевизору или разговоры бабушек на лавочке. Все эти бесконечные Катаевы и Житковы, Кассили и Гайдары, Маршаки и Сетон-Томпсоны, и совсем уж безымянные авторы, разумеется, забываются - и именно это придает им особую силу. Потому что они никуда не исчезают - они уходят в грунт, в чернозем, в почву, на которой формируется, из которой произрастает психика, характер, личность. Они уходят, собственно, туда же, куда уходят детские травмы и воспоминания младенчества, и существуют там наравне с прочим. Да, разумеется, они влияют и вполовину не так сильно, как личные впечатления - но в тех местах, где собственного опыта у человека по каким-то причинам недостает, именно они формируют модели поведения. "Как Павка Корчагин". "Как Олег Кошевой". "Как пионеры-герои". Эту модель можно принимать, можно отвергать, но все равно это будет модель.

Вот возьмем, к примеру, "Белеет парус одинокий". Ситуация: девятилетний мальчишка-гимназист таскает патроны боевикам-революционерам. Причем поначалу пацана Гаврик, его же друг и сверстник, разводит втемную: Петя уверен, что таскает "ушки", металлические пуговицы, местную игровую валюту. Это только потом он понимает, что это за "ушки" такие. В пятом классе - или когда там мы это проходили? - все воспринималось как само собой разумеющееся: и Гаврик молодец и умница, находчивый мальчик, и Петя молодец и герой, а уж революционеры-то молодцы по умолчанию. Всякий хотел бы очутиться на месте Пети: это же так здорово, быть героем, помогать революционерам! Но писал-то это взрослый дяденька. И в программу это включали взрослые дяденьки и тетеньки, у которых свои такие же Пети подрастали. Возможно, им этот эпизод казался ужасным и трогательным. И да, вот я сейчас перечитал: с точки зрения взрослого это все выглядит совершенно иначе. Но для школьников-то это была ролевая модель...

И она такая была не единственная. Взять тех же пионеров-героев. Про них рассказывали, про них читали, про них писали книги, которые лежали в школьной библиотеке и выдавались на дом, у нас в классе висели плакаты с их портретами и краткими биографиями. И было совершенно ясно, что лучшее, что ты можешь сделать в свои двенадцать лет - это отважно погибнуть за Родину. Так-то еще сколько мучиться, учиться, работать потом, а так раз - и ты уже герой! Я поэтому недолюбливал песню "Орленок". Ну что это такое: "Не хочется думать о смерти, поверь мне, в шестнадцать мальчишеских лет"? Когда же и думать о смерти, как не в шестнадцать лет? И вообще, шестнадцать - это уже совсем взрослый, почему "мальчишеских"-то?

То есть такого рода идеи последовательно - хотя, может, и не сознательно, - продвигались. Кто-то их, разумеется, отвергал с отвращением. Кто-то, как я, глотал не разжевывая. Со многих это наверняка скатывалось, как с гуся вода. Но они присутствовали, и это явно был вариант нормы.

Поэтому когда я читаю в новостях, что где-то в Африке десятилетним мальчишкам выдают автоматы и "заставляют воевать", я несколько удивляюсь. Заставляют?! Да у них там, небось, отбоя нет от таких мальчишек. Воевать-то всяко лучше, чем с голоду пухнуть. А люди, которые этому удивляются, видно, советских детских книжек совсем не читали.

Понятно, что у современных детей в начальной школе совсем другие "повести и рассказы". Хотя вот, говорят, "Сына полка" по-прежнему проходят. Наверно, считается, что это про "ужасы войны", а не про крутого мальчика, которому доверили самое взрослое дело, какое только бывает на свете. Но факт тот, что вот эти тоненькие книжечки, которые они читают и тут же забывают - эти книжечки никуда не деваются. И действительно "чему-то учат", в отличие от "Войны и мира", которую эти детишки в свое время, скорее всего, все равно прочитают в кратком пересказе. Чему именно учат - вот что интересно.

P.S. Только сейчас, перечитав, сообразил, что это же, собственно, то самое, что у Эрика Берна. Только Берн сказки анализировал. "Красная Шапочка", "Золушка", "Гензель и Гретель" - как модели поведения. Именно потому, что они услышаны/прочитаны так рано, что воспринимаются без критики: вот, в жизни бывает так, и это, кажется, про меня... У Берна оно все, конечно, куда глобальнее: там конкретная сказка определяет вообще весь жизненный сценарий. Но в общем и целом...
Tags: Воспитательское, Книжное, Педагогическое, Психоложество, Рассуждения дилетанта
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments