September 13th, 2005

Про Селигер

На Селигер летом, без особой необходимости – ни за что! Либо уж весной – но весной там делать особо нечего, - либо осенью. Летом Селигер засижен туристами. Collapse )К осени же большая их часть снимается и разъезжается по домам, оставляя после себя горы пластиковых и непластиковых бутылок и прочего добра. Ленчик только на двух стоянках обрел останки рыболовной сети, с которой он посрезал грузила, еще какую-то снасть, и еще что-то ценное. Я же, опершись рукой на ствол, нашел пару крючков: они впились мне в ладонь, хорошо еще неглубоко.
Нет, осенью на Селигере куда лучше: тихо, спокойно, почти безлюдно. И грибы!
***
Глюковская Ольга, насмотревшись фотографий грибов, заявила, что хочет опять на Селигер. Мы изрядно удивились: приехав оттуда, она твердо заявила, что больше никогда туда не поедет. В результате расспросов выяснилось, что на Селигере-то ей понравилось, но вот моя матушка ее достала до печенок. Все-таки не стоит воспитывать взрослых в присутствии детей… И устраивать чужим детям медицинские процедуры…
***
Лет шесть тому назад я вывез на Селигер Кирку с Ленкой. Они где-то услышали, что Селигер – популярный курорт, и я это подтвердил. Я не учел южанского менталитета: что такое курорт? Море, солнце, жара, купальники, маски-ласты… Первая встреча с Селигером стала для них шоком. Когда выбравшиеся наружу тетки полезли с вещами обратно, вместо того, чтобы просто перейти пути (вагон был последний). Мы выглянули в окошко – и увидели, что на путях стоит вода, почти закрывая рельсы. Слава Богу, у нас было почти полдня до автобуса. Мы нашли единственный в городе секонд (ныне, увы, покойный – там теперь торгуют какой-то косметикой), и девчонки скупили минимум половину тамошнего запаса свитеров, шарфиков и теплых шапочек.
Вторым шоком (по крайней мере, для Кирки) стало болото. Я вырос на Селигере, болота знал лично, и для меня болото было местом, где всегда растет что-нибудь вкусное. Кирка выросла в Харьковской области, болота знала по книжкам, а в книжках болота были местом, где кто-нибудь непременно тонул. Лето выдалось дождливым (впрочем, в те времена я недождливых лет не припомню – сено, и то сушили на заборах или специальных стеночках из жердей), на болотах было сыровато. Я привел их на болото. Мне виделись грибы, черника и поздняя морошка, а вдалеке – торфяное озеро, в котором так здорово купаться. Я бодро ступил в болото и зашагал вперед.
- Эй! – окликнула Кирка, - а как же тут ходить?
Очевидно, она заподозрила во мне эльфийскую способность ходить по воздуху.
- По кочкам! – радостно ответил я.
- И где же тут кочки? – мрачно вопросила Кирка, созерцая хлипкие островки травы посреди того, что казалось ей сплошной водной гладью.
Впрочем, под конец они пообвыклись. На прощание Ленка заявила, что Селигер – хороший курорт, только надо будет запастись дубленками. Кирка, впрочем, с тех пор туда ни ногой, а Ленка вот периодически бывает…
***
Дубленка не дубленка, а зимняя куртка в сентябре на Селигере совсем не лишняя. Я шел по улице, в лицо мне светило жаркое солнышко, на мне была флисовая фуфайка и старая зимняя куртка с капюшоном, сосланная на Селигер доживать, и было мне совсем не жарко, а наоборот, тепло и уютно. Потому что с озера дул ледяной ветер. Правда, я только что искупался…
***
Одним из пунктов программы было катание на лодочке. Мы пытались приохотить к нему Глюка. У запихнутого в лодку Глюка лицо сделалось как у кошки, вынужденной переходить вброд широкую и грязную лужу. Их с Селигером чувства, похоже, были взаимны. Едва мы отвалили от берега, ветер усилился, облака превратились в тучи, и на полпути к островам, куда мы собирались, ливанул дождь – чуть ли не единственный за всю неделю, что мы там пробыли. К тому же у нас сильно травил один из баллонов. Мы пристали к берегу, высадили Глюка и пошли обратно. Домой мы возвращались под ясным голубым небом с очаровательными облачками…

(no subject)

Идея о том, что российская деревня загибается и вот-вот (максимум через поколение) загнется совсем, не нова. С ней носились еще писатели-деревенщики, писавшие об этом в те времена, когда мы все пешком под стол ходили. Похоже, этой идее суждена такая же долгая жизнь, как идее о том, что молодежь пошла никудышная и мир в связи с этим катится в тартарары. Collapse )

(no subject)

Господа израильтяне!А что там слышно про выселение с палестинских территорий? А то пресса как-то примолкла - и в ЖЖ тоже тишина. Там это как-то утряслось? Жопа стабилизировалась?