September 30th, 2005

(no subject)

Полдня угрохал на хозработы. :-( Вымыл окно, заклеил, пересадил цветы - наконец-то развел восковой плющ и олеандр в разные горшки! - часть горшков подвесил на окна - це дуже красиво! - посадил тюльпаны. Часть тюльпанов. Примерно половину. Не хватает емкостей, не хватает места в холодильнике. Принялся сажать тюльпаны по два в емкость, исходя из того, что половина все равно не взойдет - луковицы мелковаты для выгонки. Все, кроме тех, что Эриол из Донецка привез - те взойдут почти наверняка. Расцветут - приходите смотреть. Осталось посадить тюльпаны - еще столько, полстолька и четверть столька, - гиацинты, и рассадить глюковский кофе.

Плющ, подаренный Дунаданом три года тому назад, наконец-то разросся. Я привык считать, что он маленький - тем более по сравнению с монстрами, купленными позднее в ОБИ, - а в начале сентября обнаружил, что там выросла во-от такенная плеть. Сейчас горшок висит на одном краю окна, а плеть тянется через все окно. Авось не завянет после пересадки.

Ювелиры, видимо, привычны к мелким масштабам, и все, что крупнее обычного кольца, считают так: один сантиметр, два, три,... десять, а дальше - много! Сорок сантиметров от горшка! Да там все шестьдесят - даже мне на глаз видно! Это я про пальму. Я таскался с этим монстром по Киевскому рынку, и продавщицы спрашивали, где я взял такую замечательную пальму.

(no subject)

Животных любят совсем не так, как детей. Животных мы используем как аккумуляторы любви и тепла, вкладывая в них - чтобы потом они вернули сторицей. Любить таким образом детей - большая ошибка. Не вернут. Если и вернут, то не нам.

(no subject)

Моя окно, слушал украинские народные песни. Обычно-то я под музыку работаю, поэтому в слова особо не вслушиваюсь, а тут, естественно, слушал внимательно. И вот одна песня совершенно перевернула мое представление о фольклорных этических принципах. Содержание песни следующее: мать выгоняет сына из дома (это сказано прямым текстом), поочередно в самом недоброжелательном тоне предлагая ему отправиться то к ляхам, то к туркам, то к Орде, то к москалям (на все четыре стороны - кругом враги у бедных хохлов!) Сын ей возражает, отвечая, что все вышепоименованные его знают и никакого зла ему не причинят, а то и напоят горилкой (ляхи) или примут к себе (москали - и таки да, примем - на стройке работать... ;-) ) После чего сын все-таки уезжает, по пути сокрушается, как же там без него бедная матушка, и в конце концов умирает, сообщая матушке, что его дожди умоют и ветра причешут. Я офигел, честно говоря: как правило, в фольклоре матушка - это последний и самый надежный союзник лирического героя, а тут на тебе! Или я чего не понял, из-за плохого знания языка?