October 18th, 2005

(no subject)

Ну вот, собачке нашему дали наркоз, он уже спит, сейчас будут резать. Поддержите нас, пожалуйста, кто чем может: кулачки там подержите, помолитесь, или просто пожелайте нам благополучного завершения операции и выздоровления.

Опять про Селигер

Золотую осень на Селигере я, можно сказать, проворонил. Припозднился я с этим делом. Collapse )

* * *

Срываю масленок, разламываю – и не могу понять, в чем дело: какой-то он неправильный: не пружинит, а крошится, точно пенопласт! И только обнаружив в одном из маслят торчащих наружу неподвижных червяков, я сообразил, что грибы просто мороженые! Прямо на корню. Червяки были как живые. Хотел я было прихватить домой пару червивых маслят, чтобы проверить, будут ли отмороженные червяки продолжать есть гриб, как ни в чем не бывало, но че-то руки не дошли.
Грибы, которые пару раз подвергались заморозке, не гниют на корню, как можно было бы подумать, а сохнут. Я срезал прямо посреди дороги пару боровиков, слившихся в тесных (несомненно, братских) объятиях – боровики оказались почти вяленые.

(no subject)

В первый раз за много лет гулял по лесу с собакой. Collapse )
Все-таки нет в лесу спутника лучше собаки. Собака не нарушает одиночества.

* * *

Истинный собачник – это человек, который, будучи в белой куртке и брюках, позволит собаке забраться к себе на колени.
Опытный собачник – это человек, который не наденет ни белой куртки, ни белых брюк: все равно эта зараза на колени заберется!

(no subject)

Селигер плывет в тумане,
Бабьим летом одурманен.
У меня с собой в кармане
Горсть мороженых грибов.

Звонкой тишине внимая,
Запах осени вбирая,
Жадно крохи подбираю
Золотых осенних снов.

(no subject)

Читаю «Охоту на изюбря» Латыниной. Нравится!
Все-таки семь лет филфака не пошли мне впрок: я по-прежнему обращаю внимание в первую очередь на содержание. Если то, про что книжка, мне не интересно, читать я ее не стану, будь там расшибись-зашибись какой стиль и язык (вон, как тут про Улицкую расписывал кто-то). Так что ради одного великолепного языка я бы Латынину читать точно не стал – хотя язык действительно великолепный: не в смысле супер-пупер-литературный, а в смысле живой и точный. И стилями она играет дай Боже – в вейском цикле это заметнее. Впрочем, Латынина умеет сделать интересным и то, что мне, в сущности, неинтересно. В гробу я видал все эти разборки и махинации – мне с них все равно ничего не обломится. А Латынину читаешь – интересно, черт возьми! Куда там твой Конан-Дойль с Диком Френсисом!
Господа коллеги-поклонники, а фильм кто-нибудь из вас смотрел? Или никто не сподобился?

(no subject)

Честертон устами одного из своих героев рассуждает о том, как меняется взгляд на мир у человека, который носит капюшон. Дескать, он смотрит как будто из-под арки средневекового монастыря… Я вот подумал – интересно, а как смотрит на мир человек, который носит бейсболку? Ну, или просто кепку? Козырек бейсболки, в принципе, похож на навес над крыльцом. И человек в бейсболке как будто все время стоит на пороге, готовый пуститься в путь… Или просто сидит на крылечке, попивает пивко, лузгает «семачки», и совершенно никуда не собирается, потому что его и тут неплохо кормят. Романтических словес-то можно наговорить про что угодно, но дело все равно не в кепочке, а в том, что под кепочкой.