January 15th, 2010

(no subject)

Выхожу сейчас на кухню, а там по «Радио России» передача «В нашу гавань заходили корабли» (ее Эдуард Успенский ведет, кто не в курсе). Ну, и песенку поют славную – «Колорадо мое, Колорадо, и мой верный дружок карабин». Допели, про то, что «Все равно по количеству клюквы не догонит Америка нас!», Успенский (видимо, это был он, а кто еще?) и говорит: «Вот, помню, в советские времена, когда ничего такого было нельзя, я записывал пластинку про Чебурашку, и там продавец в овощном магазине пел такую песенку: «Репа да брюква, импортная клюква». Вот, дескать, даже клюква была импортная, такой своего рода протест». За точную формулировку не поручусь, но что-то в этом духе он сказал. Я офигел немножко: дело в том, что в детстве у меня это была любимая пластинка, и, естественно, песенки с нее я знал наизусть. Там было «Репа да брюква, смородина да клюква, овощи-фрукты, разные продукты». Ни про какую «импортную клюкву» речи не шло, да и нафига клюкве быть импортной? То ли я чего-то путаю (вряд ли), то ли Успенский, то ли действительно был у него такой вариант, с фигой в кармане, да в производство не пошел…

UPD: Видимо, мои детские мозги непонятное тогда слово "импортная" отфильтровали, заменив его понятной "смородиной".
  • Current Mood
    curious Странное