January 27th, 2010

(no subject)

Первое и необходимое условие для появления интеллектуала – это интерес ко всякой бесполезной херне. Мозги, логика, эрудиция, образование – это все потом прилагается. Или не прилагается. Но без интереса к бесполезным вещам интеллектуала не бывает. Collapse )

(no subject)

«Радио России» вновь доставляет:

«Кладбища должны стать ближе к народу… бу-бу-бу… На всех московских кладбищах будет проведен День открытых дверей!»

Вот тут меня вырубило! Нет, я, в принципе, понял, что сказать-то хотели… Автобусы, там, пустить… Но я сразу представил себе, как покойники расходятся на побывку по домам… Или, как в недавно читанной фэнтезевине, под заклинания некромантов встают, берут свои гробы и стройными рядами переселяются на новое место, «ближе к народу»…

(no subject)

Люди (в особенности старики и подростки), которые жалуются, что им "не с кем поговорить", на самом деле страдают от того, что их некому выслушать. Когда с ними действительно начинаешь разговаривать, они слушают вполуха, и при первой же возможности перебивают и начинают говорить о своем. Отчасти это и есть одна из причин, почему им "не с кем поговорить": не всякому понравится беседа «в одни ворота». На самом деле, это и не беседа как таковая (в смысле приятного общения двух интересных друг другу людей) – психологи, вон, за такие «беседы» деньги берут, и немалые, потому что сил такое «общение» кушает тоже немало.

Спрос на говорящих куда меньше, чем на слушающих.

(no subject)

Воробьев непривычному человеку друг от друга отличить непросто. Воробей он и есть воробей: самцы серо-бурые, самки серенькие, молодежь помельче и понахальнее, старики покрупнее и поосторожнее, других отличий не заметно. Но к нам на кормушку второй день прилетает воробей с выдранным хвостом. А может, и не второй – но мы его вчера приметили. Хвоста, считай, нет: одно перо торчит, и то кривое. Здоровый и наглый. Другие сядут, поклюют и улетят, а этот сядет и жрет, жрет, жрет… минуты по две. Прочие чирикают, вокруг вьются, а этот – ноль внимания. Отмахнется клювом, и опять жрет. Пока не налопается, нипочем не слетит. Остальные поневоле ждут.

Кстати, делать в кормушке типа «пакет из-под сока» по нескольку окошек – бесполезно. Все равно садятся они только на одно, среднее. Скорее друг другу на голову сядут и спихнут, а в соседнее окошко нипочем не сунутся. Сейчас вот в первый раз видел, как воробей сел в боковое окошко – уж очень, видно, было невтерпеж, а к среднему окошку намертво присосался тот, бесхвостый.

(no subject)

На работе всегда было очень слышно, кто чем занят. Если по клавиатуре стучит «Тюк… тюк-тюк-тюк… тюк-тюк… тюк-тюк-тюк-тюк-тюк-тюк… тюк…» - значит, работает. А если раздается равномерное «Тюк-тюк-тюк-тюк-тюк-тюк-тюк!» - значит, либо в ЖЖ через анонимайзер залез, либо в мессенджере с кем-то треплется. Так вот, свою нынешнюю книжку я перевожу так - «Тюк-тюк-тюк-тюк-тюк-тюк-тюк!» - быстрее, чем в ЖЖ пишу. Это, конечно, очень приятно: посидел четыре часа с перерывами на попить чайку, и пол-листа готово, - но я вот работаю и думаю: что же с этой книжкой не так? (Да, это та самая, где страшная змея Кундалини). Наверное, дело в том, что она совсем детская. Collapse )