February 14th, 2010

(no subject)

Степан Писахов

Гуси


Моя жона картошку копала. Крупну в погреб сыпала, мелку в избу таскала в корм для телят. Копала — торопилась, таскала — торопилась и от поля до избы мелкой картошки насыпала дорожку.

Время было гусиного лету. Увидали гуси картошку, сделали остановку для кормежки. По картошкиной дорожке один-по-один, один-по-один — все за вожаком дошли гуси до избы и в окошко один за одним — все за вожаком. Избу полнехоньку набили, до потолка. Которы гуси не попали, те в раму носами колотились да крылами толкались и захлопнули окошки.Collapse )

(no subject)

Вот же я идиота кусок! (кстати, интересно, откуда взялось это выражение?) Записывал для знакомого ребенка дивидюк с “Тоторо”, посреди процесса заглянул посмотреть, долго ли эта сволочь мне еще комп тормозить будет, глянул на мелькающий видеоряд… и понял, что это “Тоторо” на японском, с английскими субтитрами! Учитывая, что ребенок сейчас как раз в возрасте Мэй, субтитры он научится читать не раньше, чем года через два, а уж английские субтитры… Нет, но как мне и в голову не пришло посмотреть, точно ли фильм на русском?!

В связи с этим – опорос. Мне вот стало любопытно. Скажем, “Ежик в тумане” – один из лучших фильмов всех времен и народов. При этом есть куча людей, которые его на дух не переносят. Или вот, например, “Шрек” – тоже несомненный шедевр. Но его тоже многие терпеть не могут (ну, тут хоть понятно, за что). А есть ли люди, которые видели “Тоторо”, и при этом его не любят? Уточнение: те, кто его действительно видел, а не по схеме “включил – чушь какая-то, не понравилось, - выключил”. “Тоторо” – в него вникнуть надо…

(no subject)

Степан Писахов

Перепилиха


Глянь-ко, гость, на улицу. Вишь — Перепилиха идет? Сама перестарок, а гляди-ко, фасониста идет, буди жгется: как таракан по горячей печи.

Голос у ее такой пронзительной силы, что страсть!

И с чего взялось? С медведя.Collapse )

(no subject)

Надо сказать, что Ольга – при том, что до последнего времени читала довольно мало, - читает большинство моих книжек. Ну, переводов, в смысле. Притом даже тех, которые сам бы я читать не стал, потому что они с моей точки зрения скучные. По правде говоря, мне это изрядно льстит. Потому что она от природы наделена отличным чувством языка и стиля. Ее суждения о том, хороший текст или плохой, чуть менее, чем полностью совпадают с мнением выпускника филфака (моим, то есть). При том, что сам я до поступления в универ на язык и стиль внимания почти не обращал, для меня главное было – сюжет, и чтобы герои нравились. Потом я поступил в универ и три с лишним года читал исключительно хорошую классическую литературу (ни на что другое просто не хватало ни сил, ни времени, программа такая), а когда я, отфыркиваясь, вынырнул из бездны премудрости и пришел в себя, оказалось, что многие из любимых в детстве книжек я читать просто не могу. Как отрезало. Ну вот, а у Ольги это врожденное. Вместе с интуитивной грамотностью. Весы, че…

На самом деле, это не всегда удобно. Потому что некоторые из тех детских книжек, которые читать нельзя, входят-таки в школьную программу… Но разборчивым людям вообще жить тяжко.

(no subject)

Надо же, Дик Френсис умер, Царство ему Небесное... Считай, полтора года моей жизни. Или два? Сколько его романов я напереводил, уже и не помню...