March 10th, 2010

Коммерция по-интеллигентски-2

В продолжение к этому: http://kot-kam.livejournal.com/634184.html

Нет, чаю мне не предложили. Но история на этом таки не кончилась (я знал, я знал!) Когда говорил с ними по телефону, два раза переспрашивал: точно ли адрес, откуда забирать самовывозом, есть на сайте? Да-да, точно есть, Бережковская набережная, ну, там все написано... Агащазз. На сайте написано буквально следующее: "Адрес, телефон и часы работы пункта самовывоза сообщаем по e-mail и по телефону после комплектации заказа". То есть по телефону мне сказали, что адрес на сайте, а на сайте - что адрес по телефону. ;-) Collapse )

(no subject)

Борис Шергин

Новоземельское знание


Отец мой всю жизнь плавал на судах по Северному океану[1 - Плавание по Белому морю, Северному Ледовитому океану и их залиням требовало большого опыта и знаний. Наука кораблевождения в той или другой части Белого моря и океана обозначалась у поморов термином «знание». Различались Новоземельское знание — умение водить корабли вдоль западных берегов Новой Земли; Двинское и Соловецкое знание — вождение судов в сложном фарватере Двины, среди многочисленных островов и шхер. — Прим. автора.]. Товарищи у него были тоже моряки, опытные и знающие. Особенно хорошо помню я Пафнутия Осиповича Анкудинова. Он был уже стар. Когда собирался в гости, концы своей длинной седой бороды прятал за жилет.

Бывало, я спрошу его:

— Дедушко Пафнутий, вам сколько лет?

Он неизменно отвечал:

— Сто лет в субботу.

Отца моего Пафнутий Осипович иногда называл «Витька» или «Викторко». Я и пеняю отцу:

— Батя, у тебя у самого борода с проседью. Какой же ты «Витька»?

Отец засмеется:

— Глупая ты рыба! Он мой учитель. Collapse )

Времена меняются...

...И мы меняемся с ними. Но кое-что остается неизменным... ;-)

Пустое "вы" сердечным "ты"
Она, обмолвясь, заменила
И все счастливые мечты
В душе влюбленной возбудила… (А.С.Пушкин)

«Когда ты мне сказала в метро "чё ты лыбишься", я понял, что между нами рамки перестали существовать :)” (башорг)

Чего не едят кошки

В советские времена было такое поверье, что, дескать, если мясопродукт сомнительного качества, надо проверить на кошке. Плохую колбасу, например, ту, что “из туалетной бумаги”, кошка нипочем есть не станет. Сам не проверял, у нас тогда кошки не было, но поверье было очень распространенное, даже анекдоты ходили на его основе: “Говорят, что колбасу нашего предприятия не едят кошки. Мы работаем над этой проблемой: ученые занимаются выведением породы кошек, которые будут есть нашу колбасу!”

Мои кошки едят все (кроме того, что кошкам в целом не по зубам – например, очень острой копченой колбасы). Даже то, что мне представляется очевидной дрянью, купленной по ошибке. Интересно, это современная дрянь настолько лучше советской дряни (например, соя больше похожа на мясо, чем казеин), или это у меня кошки такие неизбалованные? Шахид, например, колбасы не ест – но он и ничего не ест, кроме сырого мяса и сухого корма. Так, разве что, кусочек крыбной палочки иногда отведает, и то вроде как из вежливости.

Русификация

Если заимствованное слово (например, какой-то термин из фэнтезийного мира) нужно сделать как можно более “русским” по звучанию, один из способов – смягчить конечный согласный (если это не “л”). Русское ухо настолько привычно к тому, что на мягкий согласный могут заканчиваться только русские слова, что сочтет ваше заимствование “родным” прежде, чем мозги успеют спохватиться. Взять хотя бы морские термины, заимствованные в те времена, когда с заимствованиями обращались куда более вольно. “Планшир” – очевидно, заимствование, а “планширь” – уже куда более русское… “Утлегарь” – наверняка голландское заимствование (англ. outrigger), но это если знать, а если не знать, то выглядит-то как русское слово! Про слово «лодырь» я молчу. Жаль, что я не подумал об этом, когда переводил предыдущую книжку. Так у меня «бенгар» (вымышленный хищник из семейства кошачьих), а был бы «бенгарь» – ему бы это совсем не повредило.