March 30th, 2010

(no subject)

Продолжаю свои рецензии, то бишь советы «чего почитать».

И. Ганзелка, М. Зикмунд

Во времена нашего детства по-настоящему интересных книжек, тем более, если тебя интересовали книжки на определенную тему, было сравнительно немного. Поэтому, когда начинаешь сравнивать круг чтения, оказывается, что в детстве все читали примерно одно и то же. Вот почему я ужасно удивился, обнаружив, что Глюк Ганзелку-и-Зикмунда не читал. Вдруг и еще кто-то не читал? А ведь эта серия по-своему уникальная.

В 12-14 лет, когда я их читал, я был ярым поборником советского образа жизни и твердо верил в незыблемость и нерушимость правил. Одним из правил было – что советские граждане, а также граждане других социалистических стран не могут просто так разъезжать по заграницам, разве что Родина пошлет по серьезному поводу. Одно дело – какой-нибудь Джеральд Даррелл, он англичанин, ему можно. А тут – два чеха, то есть практически наши люди, сели в «татру» и отправились в кругосветное путешествие. Испытать изделие чешского автопрома в разных экстремальных условиях. То есть практически от нефиг делать. Сама ситуация была удивительной, непривычной и чуточку крамольной, что добавляло книгам интереса и легкого аромата запретности. Путешествие свое чехи описали в серии книг. У нас дома их было две, «Там, за рекой – Аргентина» и, кажется, «К охотникам за черепами» или вроде того, но я знал, что их гораздо больше. Непритязательные путевые заметки, из серии «Что вижу – про то и пою», снабженные некоторым количеством черно-белых фотографий. Сейчас такое пачками пишут у себя в блогах все, кому не лень, и фотографии у них куда лучше и красочней. Тем интереснее почитать и сравнить, как это делали шестьдесят лет тому назад. ;-) Разумеется, все густо замешено на противопоставлении «Два мира – два детства» (как все плохо в этом капиталистическом мире), ну, и не всегда эти противопоставления несправедливы… Да и мир в целом сильно переменился за прошедшие шестьдесят лет, местами – не один раз. Кстати, забавно читать перевод тех же, примерно, времен. С «найлоновыми» чулками и автомобилями «кадильяк» и «рейно».

В библиотеке «Либрусека» обнаружилась «Африка грез и действительности» в трех томах, читанная мною в детстве «Там, за рекой, Аргентина», и «Через Кордильеры». Может, с тех пор, как я скачал «Либрусек», выложили и что-нибудь еще.

(no subject)

Главным зрелищем на Комконе было так называемое «шоу персонажей». Выросло оно из художественных презентаций игр, предназначенных для того, чтобы заинтересовать потенциальных игроков тем или иным событием, но в том виде, как это присутствовало на этом Комконе, это были уже просто показательные выступления, никакой особой практической цели не преследующие. Просто красиво, интересно, местами весело. Прошу извинить за качество фотографий – я был несколько не в форме и снимал не с самой выгодной позиции (луч поноса тому кабану, который упорно выдвигался на середину прохода, загораживая своей тушей полсцены).

Шарики. ;-)



«Сюжет» нынешнего Комкона был каким-то образом завязан на фильм «Пятый элемент», которого я не смотрел. Это мне потом объяснили, что ведущий подражал какому-то герою фильма. Но ведущий был великолепен, да.

Collapse )

(no subject)

Борис Шергин

Очевидно, подход к ученикам, свойственный мастерам боевых искусств, о которых говорится в легендах, свойствен не только им, но и любым старым мастерам вообще. Вот вполне себе китайская история:

Маркел Ушаков и Василий Кекин


Любомудрые годы неутомленной старости своей Маркел провожал в Койде[Деревня, и сейчас существующая, в Архангельской области, в Мезенском районе.].

В это время молодой судостроитель в городе[Подразумевается "в Архангельске"], Василий Кекин, добивался на учительный разряд.

Городовые мастера сказали:

— Домогаешься высокой степени. Но похвалит ли Маркел Иванович на Койде? Спросишь его. Мы ему писали о тебе.

Кекин в Койду прибыл. Старый мастер его встретил с усмешкой.

— Пишут о тебе: строишь карбасы, а корма-то розна [Рваная]. Еще не знаю, годишься ли в ученики. Возьми полено, сделай в образец лодейку.Collapse )

(no subject)

Борис Шергин

Вера в ложке


Ушаков и товарищи пришли в Сумский посад. Был праздник, и сумляне пригласили их к столу. Маркелов подкормщик говорит:

— Какой страх — со всеми есть и пить, а не знаем, кто какой веры! У меня и ложки с собой нет.

Маркел говорит:

— Какой страх людей обижать! В ложку ты свою веру собрал.