June 17th, 2010

(no subject)

На прошлой неделе, перед отъездом на дачу, закачал Ольге в плеер весь список по внеклассному чтению на лето. Она, конечно, не прочтет и трети, как и в прошлом году, но в прошлом году мы таскали туда-сюда тяжеленную сумку с полутора десятками томов «Библиотеки мировой литературы для детей», а в этом все спокойно влезло на пятнадцать свободных мегабайт памяти, и еще девять мегов осталось свободных для более занимательного чтения (она в данный момент штудирует «Корпорацию МИФ» Асприна. Я в свое время сломался, кажется, на четвертой книге; она к отъезду закончила шестую, и явно намерена освоить все пятнадцать книг).

Список, впрочем, я ей закачал не совсем весь, а только то, что счел читабельным (насчет «Двух капитанов», правда, не уверен, но многие хвалят). Вот интересно, почему составители программ с упорством, достойным лучшего применения, пытаются скормить детям Гарин-Михайловского, «Детство Темы» и «Гимназисты»? Может, я неправ, и у этого автора имеются незамеченные мною художественные достоинства, а он вовсе не Унылое Говно, как я всегда думал? Нет, положим, про то, как мальчик Жучку доставал из колодца, и впрямь эпизод стоящий, я его и читал в детстве отдельной иллюстрированной книжечкой, под заглавием «Тема и Жучка». Но все остальное… А его, остального, там же много… Нет, ну почему именно Гарин-Михайловский? Почему «Детство-отрочество-юность» Толстого – понимаю, Толстой велик, хотя и ужасен. Почему «Детство» Горького – тоже, в принципе, понимаю, хотя, право же, у Горького куча произведений, куда более занятных и удобоваримых для подростков (более того, таких, которые только подросткам и читать). Но Гарин-Михайловский-то почему? Почему, скажем, не «Детские годы Багрова-внука» (хотя тоже не особо интересное чтиво), не «Лето Господне» Ивана Шмелева (заодно отпала бы нужда в изрядной доле курса ОПК), не Александра Бруштейн, наконец (а то по школьной программе создается впечатление, что в старину были одни мальчишки, а девочки – так, бледные тени на общем фоне)? Почему, наконец, не предоставить детям выбор: или-или-или? Предложить, я не знаю, параллельно с «Двумя капитанами» Крапивина и «Капитана Блада»?

Идол Проппа

«Кумир был вырезан грубовато, но умело: всякий враз признал бы высокий лоб, добрый взгляд, аккуратные усы и крошечную бородку. Очи Владыки обведены были двумя кружками – без них, верили, он плохо будет видеть».

Очков, между прочим, Пропп не носил. Но в остальном описание верное, я бы сказал – архиверное…

Нашел также на просторах интернета икону Джона (Толкина) Святого. С нимбом и трубочкой.

Независимость и судьба чинары

Развал Советского Союза был в значительной степени подготовлен нашей собственной советской идеологией. Как-как? Да вот так. Наши власть предержащие были настолько уверены в нерушимости «союза республик свободных», что ничтоже сумняшеся начиная со школы, если не с детского садика, вбивали в головы гражданам ряд воззрений, которые ничего не стоило обратить против них самих. Примерно как если бы профессиональный вор внушал сынишке, что на самом деле воровать западло. Потом, конечно, кому надо объясняли, что в жизни все не так, как на самом деле, но я, например, до этой стадии так и не дорос. Не успел просто. Союз раньше кончился. Вот, скажем, нам внушали, что право наций на самоопределение – это всегда круто. Всегда. Без вариантов. Я помню, в учебнике была карта мира, где все страны были раскрашены в разные яркие цвета, а одна, Намибия, кажется, была закрашена черным. И подписано, что вот, мол, последняя колония на Земле. Все остальные страны избавились от гнета колониализма. В «остальных странах», правда, в это время частенько шла резня: одни свободные народы резали другие свободные народы, пытаясь решить, кто из них теперь будет угнетать остальных вместо белых колонизаторов. Но наше внимание на этом не заостряли. Поэтому, когда начал рушиться Союз, я, например, был всецело на стороне отделяющихся республик. А что? Они, теоретически, имели право отделиться? Имели. Собственно, именно этим союзные республики официально отличались от автономных. Они хотят независимости? Нивапрос. Это их право. Право нации на самоопределение – это всегда круто. См. выше. И точка.

Нас вообще учили, что свобода – это всегда хорошо. Кто борется за свободу – тот всегда прав. (И не нас одних учили, подозреваю, судя по тому, как на Западе относятся к разборкам Израиля с Палестиной). Никто никогда нам не объяснял, что свобода (в юридическом смысле) всегда амбивалентна. Collapse )

(no subject)

Вихрем мчится под водой
Головастик молодой.
А за ним – еще пяток,
А за ним – сплошной поток!

Тот без ног, а тот с ногами,
Этот прямо, тот кругами,
Тот налево, тот направо,
Так и носится орава,

Вдоль пруда, вокруг пруда!
Почему, зачем, куда?
Головастики спешат
Превратиться в лягушат!

Десять дней назад полез у Глюка на даче купаться в пруд, и впервые понял, что такое «кишмя кишат». Это когда плывешь, и на каждом гребке раздвигаешь руками упругие, скользкие тельца. А когда останавливаешься и встаешь на дно, тебя немедленно окружают и щиплются, проверяя, не еда ли ты. Судя по ощущениям на ногах, мне настойчиво пытались сделать эпиляцию. Collapse )

(no subject)

По «Радио России» – интервью с мужиком, который занимается чем-то вроде интернет-банкинга. Я особо не вслушиваюсь, так, краем уха. Он рассказывает, как оно все организуется, как они в восьмидесяти четырех регионах что-то там устанавливают и налаживают…
- Так значит, технических проблем не бывает? – бодро спрашивает ведущий.
- Нет… Ну как… Бывают. Вот, например, у нас в Амурскую область сервер не доехал, сперли по дороге…

(no subject)

Нашел на дороге камушек. С грубо выточенным изображением головы. То ли кошачья морда, то ли лицо нубийки. Такое, в египетском стиле. Вполне узнаваемое. Правда, на фотографиях оно не выходит (возможно, это я свет не умею правильно выставить).