June 26th, 2010

(no subject)

Глюк нашел в описании породы словечко – “брахиподичный”. Слово, конечно, вполне понятное, если отрыть из загашников свои зачаточные знания греческого, и в описании породы вполне уместное, если речь идет об австралийском терьере, но все равно звучит как изысканное оскорбление. “Ну, собачка у вас, конечно, брахиподичная…”, “Лошадка-то у вас того… брахиподичная” или “Какой-то у вас, мамаша, ребеночек брахиподичный!” И оппонент стоит, обтекает, и не знает, что и сказать.

(no subject)

Над Москвой висит свинцовая жара. Жить еще можно (особенно на седьмом этаже, в квартире, где можно организовать сквозняк, в зеленом квартале; что делается у меня в центре, даже и подумать боюсь), работать можно максимум до трех, дальше мозги плавятся. Остается заниматься пляжным творчеством: выдумывать коктейли из подручных материалов.

Коктейль “Новогоднее утро”: давленая клубника, персиковый сок, минералка. Выглядит, как будто кто-то наблевал селедкой под шубой. На вкус лучше, чем выглядит.

Коктейль “Солнечный”: персиковый сок, минералка, листок мяты (желательно свежей, с сушеной уже не то). Дать настояться. Правильные пропорции подбираются экспериментально, при достижении правильных пропорций образуется тонкий вкус чего-то дорогого и экзотического.

Коктейль “Кровавое яйцо”: коктейль “Солнечный” плюс сок, натекший с клубники. Можно добавить льду, а минералки поменьше.

Коктейль “Хризолит”: набить стакан кубиками льда, залить вровень со льдом персиковым соком и яблочной “Фантой” в пропорции два к одному (иначе “Фанта” забьет все). Получается красивый мутноватый напиток зеленовато-золотистого цвета. На вкус дрянь, но пить можно.

И так далее, пока не кончится фантазия либо ингредиенты. Кстати, в такую жару вкусы меняются радикально. Если бы я жил в Индии, я бы, может, тоже вегетарианцем заделался…

(no subject)

Насколько же проще переводить Джо Холдемана, чем предыдущего автора, чувствительную даму! И это при том, что с Холдеманом приходится то и дело лазить в гугли, википедии, словари и, собственно, книгу “Проект “Юпитер”, приквелом к которой является мой рассказ. И все равно работа идет едва ли не в полтора раза быстрее, не говоря уже о том, насколько легче. А потому, что у Холдемана я везде понимаю, что вообще мужик хочет сказать и, главное, зачем. А у дамы Collapse )

Кстати, насчет чернокожего парнишки. Главный герой – негр, и неизменно обращает внимание на цвет кожи того, с кем имеет дело даже мимоходом. Этот черный, эта белая, она черная, он белый – даже про злобную тетку, которая встретила его в аэропорту и проводила до армейского автобуса, не забудет упомянуть, что она белая. И как мне это переводить? Так и писать – здоровенный черный, миловидная чернокожая? Еще лет семь назад я не задумываясь написал бы «здоровенный негр, миловидная негритяночка». В русском языке, в отличие от английского, слово «негр» никаких уничижительных коннотаций отродясь не имело – для этого есть слова «черномазый», «черножопый», и куча других на выбор. А теперь вот даже и не знаю. Глюк говорит – уже нельзя, неприемлемо. Я лично этого не ощущаю. А вы как думаете, носители языка?

И, чтоб два раза не вставать, вопрос тем, кто изучал теорию вероятности. “If something has a 90 percent chance of success, and if ten people do it, the probability of one of them failing is one minus 0,9 to the tenth power, which equals 0,65”. «1 – 0,9» я понял, вопрос: что значит to the tenth power?

(no subject)

В поисках слова βραχύς нашел онлайновый словарь Лидделл-Скотт, греческо-английский. Это... это... Это как Большой Оксфордский для германиста! Как Клисби для скандинависта! Или как "История Средиземья" для толкиниста! Короче, мечта детства и must have. Он у нас в библиотеке первого гума на полке стоял, напротив выдачи. Жуткий такой томяра, толщиной как два кирпича, с окованными металлом уголками. Наш Дворецкий - сильно урезанный перевод Лидделл-Скотта. Там все. Весь корпус древнегреческих текстов. Короче, он мне сейчас совершенно ни к чему, я и греческий-то давно забыл, но я все равно счастлив. http://old.perseus.tufts.edu/cgi-bin/ptext?doc=Perseus%3Atext%3A1999.04.0057

P.S. Кстати, Лидделл - это отец той самой Алисы, которая "в стране чудес". Нарочно сейчас проверял.

(no subject)

Жара - это, в сущности, где-то даже и приятно. Встаешь, ходишь по квартире - как в теплом джакузи плаваешь. На балкон вышел - как в ванну окунулся. Сущая благодать, особенно если на работу не ехать (а мне не ехать), и торопиться никуда не надо (а мне не надо). Беда в том, что жить в этой благодати нормально я не могу. Думы не думаются, работа не работается, спать нормально тоже невозможно. Можно только вяло бродить и расслабленно восседать. Ощущение как при высокой - очень высокой - температуре: вроде тебе и не плохо, по крайней мере, ничего не болит, но всякая жизнедеятельность замирает, и при этом даже улечься поудобнее и уснуть не представляется возможным, как ни ляг - не лежится, хоть ты тресни. Говорят, к понедельнику это закончится. Хорошо бы!