October 5th, 2010

(no subject)

Рябина в этом году была осыпучая. На днях матушка спохватилась, хотела было набрать - нету! "Все уже украдено до нас" (с). У соседа три сливы (а слива в этом году уродилась знатная!), он одну обобрал и уехал в город: мол, вернусь - оберу остальные. Ну, короче, все собрали без него. Приехал - ни единой ягодки. На скворцов с дроздами в этом году, видите ли, тоже урожай...

(no subject)

Интересно, откуда этот стереотип, что собакам нельзя улыбаться, они это воспринимают как оскал и проявление агрессии? Ну, может быть, какие-нибудь сторожевые цепные псы, которые с людьми практически не общаются: посадили его щенком на цепь, раз в день миску поставят, и до свидания. Городские собаки, которые проходят по разряду членов семьи – да что там, даже хорошо социализированные уличные дворняжки человеческую мимику считывают великолепно, и прекрасно понимают, когда им улыбаются. Многие из них и сами отлично умеют улыбаться, и эту собачью "улыбку" с агрессивным оскалом тоже перепутать довольно трудно.

Из той же серии – "собакам нельзя смотреть в глаза". В глаза нельзя смотреть строго определенным образом, исподлобья – но так и на людей лишний раз смотреть не рекомендуется. А есть еще десяток способов смотреть в глаза, и все они приемлемы и дозволительны, если у собаки, конечно, крыша на месте.

А еще – "собаки боятся палок". Ага. Очень боятся палок, особенно те домашние любимцы, для которых палочка – это апорт для игры с хозяином.

А еще – "собаке нельзя дуть в нос, непременно укусит!" Можно. Но только своей. ;-)

(no subject)

Общее впечатление от творчества Мартина: вечное межсезонье, зябкая, гнилая сырость, непросыхающая обувь и угрюмый ноябрьский мрак, когда даже в полдень царят унылые сумерки. Три раза я его пытался читать, один раз – что-то фантастическое, даже не имеющее отношения к его знаменитому сериалу. Все три раза впечатление то же самое, с первых двух страниц. При этом от содержания текста оно не зависит: речь вполне может идти о том, как герои нежатся на солнышке. Это что-то в самой ткани повествования. Возможно, он просто так видит мир вообще. Поскольку сам я в глубине души довольно впечатлителен и склонен заражаться чужой депрессией, читать это я лучше не стану.

Это при том, что, по идее, Мартин должен быть как раз в моем вкусе. Приключение на приключении сидит, и приключением погоняет. Плюс вполне живое, качественно описанное средневековье. То есть я еще ни разу не натыкался на ляпы по типу "И председатель так не ходит, не говорит, не ест". Все вполне убедительно, читаешь и веришь, так оно и должно было быть (если не считать европейских имен еврейского и греческого происхождения, непонятно откуда в этом мире взявшихся). Казалось бы, читай – не хочу! Нет, не хочу. Однозначно не мое.

(no subject)

Вдруг этого еще кто-то не знает. Есть такой английский титул - Honourable (часто пишется просто "Hon."). В словарях это принято переводить как "достопочтенный". Между тем это попросту титул лордовских деток, не имеющих никаких иных титулов. И "достопочтенный" к оным юнцам и юницам приложимо далеко не всегда. Так вот, переводчики Вудхауза нашли удачный перевод - "высокородный". "Высокородный Фредди Трипвуд", помните? Перевод как нельзя более удачен: с одной стороны, он отражает положение дел, с другой - в нем чувствуется легкая ирония, которая, похоже, присутствует и в английском оригинале в случае, если персонажа именуют "Honourable" к месту и не к месту. У меня была Honourable барышня без царя в голове. "Высокородная" было бы ей как нельзя более к лицу.