November 12th, 2010

(no subject)

Слово “копродукция”, наверное, в сущности, неплохое слово. Смысл его должен быть понятен любому культурному человеку (в смысле, любому выпускнику журфака, почитывающему статейки на английском). Но, думаю, в газете “Культура” употреблять его все-таки не стоит. А если уж употреблять, то очень внимательно следить за тем, чтобы его никогда-никогда не разбивали переносом на “копро-дукция”. А то, воля ваша, “говнопровод” какой-то получается.

(no subject)

Печальное это чтение, когда вы с автором друг друга понимаете, а переводчик вас – нет. Получается нечто похожее на свидание в тюрьме, когда автор пытается докричаться до вас сквозь стекло и двойную решетку.

Боюсь я, как бы у меня с моей нынешней книжкой такого не вышло. Я, конечно, стараюсь как могу (я, по-моему, на перевод Толкина меньше времени и сил тратил, чем на эту детскую фигню!), но все равно подозреваю, что читатели не раз уличат меня в чудовищной некомпетентности...

(no subject)

Люди обманываются, говоря, будто они любят, когда человек говорит то, что думает. На самом деле, все любят, когда кто-то говорит то, что думают они, но по каким-то причинам не высказывают вслух, иногда не формулируют даже для себя. Когда кто-то говорит то, с чем мы не готовы согласиться ни при каких обстоятельствах - этого никто не любит.

Толкин – Толстоевский нашего времени

Ольга поделилась: у многих ее знакомых во Вконтакте стоит «любимая книга – «Властелин колец». А начнешь спрашивать – оказывается, они его не читали (уж не знаю, как она проверяла – она сама вот только что его взялась читать). Просто сейчас модно знать и любить Толкина. Как у интеллигенции прошлого века принято было обожать Толстого и Достоевского. Это писец, граждане. Уж лучше бы они Толстого «любили», его не жалко. Не дай Бог, еще и в школьную программу включат, тогда точно все…

P.S. А мне нового Страуда прислали для ознакомления, приквел к трилогии про Бартимеуса, ура! Забрезжил свет в конце тоннеля...