December 6th, 2010

(no subject)

А что, господа, товарищи и граждане, мне одному в последнее время комментарии периодически приходят на почту в трех экземплярах? И явно это не отправитель три раза нажимает на кнопочку, потому что комментарии приходят от совершенно разных людей?

(no subject)

Мне кажется, люди путают два сходных, но несовпадающих понятия. «Жалеть себя» и «Беречь себя». Когда им сперва говорят, что не надо себя жалеть, а потом советуют себя беречь, им кажется, будто автор сам себе противоречит. На самом деле это же совершенно разные вещи. Если вы, например, проснулись утром и, лежа в постели и сонно глядя в мутное окно, начинаете ныть «О-ох, как на работу-то идти не хочется! О-ох, как все достало! О-ох, почему я не умер маленьким! О-ох, какой я нищасный!» - это вы себя жалеете. А если вы по утрам не ноете и не скулите, но при этом обустраиваете свою жизнь таким образом, что вам не надо с утра пораньше тащиться на ненавистную работу – это вы себя бережете.

На самом деле, в том, чтобы себя жалеть, ничего особенно дурного нету. У всякого случается. Бодун, депрессия, переутомление, легкая простуда и десять тысяч других причин могут внушить вам, что жизнь дерьмо, будущего нет, и заставить ныть по этому поводу. Беда только в том, что лучше ваша жизнь от этого не станет. Многие, впрочем, к этому и не стремятся – наоборот, знаю я немало людей, которые как будто боятся, что им не хватит поводов себя жалеть и все время ищут новые. Но если вам действительно не нравится то, из-за чего вы себя жалеете, лучше перестать расходовать силы и нервы на нытье, от которого все неприятности кажутся еще хуже, чем они есть, и начать, наконец, себя беречь. И похрен, кто что об этом подумает и кто вам скажет с укоризной: «Ишь, как ты себя жалеешь-то!» Это он, сердешный, себя жалеет. А вы себя бережете, чтобы не кончиться и не испортиться прежде времени. И чтобы сил хватало на действительно важное и нужное.

Ответственность

Меня тут страшно удивили: оказывается, многие люди уверены, что ответственность – это что-то, что навязывают человеку извне, и что она неразрывно сопряжена с пиздюлями. Мол, если кто-то ответствен за что-то, это сразу означает, что он в этом виноват, и с него-то и спросят. Видимо, мне жутко повезло: я всегда, с тех пор, как только начал задумываться о таких вещах, знал, что за все самое важное в своей жизни человек отвечает в первую очередь перед собой. Ну, которые верующие – те сперва перед Богом, потом перед собой. Collapse )

Короче, перед другими людьми мы отвечаем тогда и только тогда, когда настоящей, серьезной ответственности перед собой нам недостает. Конечно, растет в человеке чувство ответственности в обратном порядке. Сперва мы за все, от испачканных штанишек до разбитой вазы, отвечаем перед родителями. Потом – перед начальством (воспитателями, учителями и т.п.) Потом – перед равными, перед сверстниками. И только потом в нас окончательно отрастает настоящая ответственность, перед самими собой. Не потому, что кто-то накажет, отругает или отлупит, а потому, что самим плохо и неудобно делать что-то не так. Но если для взрослого человека ответственность перед дядей – в каких-то существенных вещах, - весомей, чем ответственность перед самим собой, значит, он просто не очень-то взрослый. Не вырос еще до конца. Ну, или ему не дали вырасти. В любом случае, это проблема, а не нормальная ситуация. Ну, мне так кажется.

Ну и, конечно, я всегда воспринимал ответственность не столько как груз, сколько как своего рода привилегию. Потому что ответственность для меня была неразрывно сопряжена со свободой и правом на выбор. Если ты за что-то отвечаешь, значит, ты в данной ситуации компетентен и можешь что-то решать. Тебе можно доверить это дело. Ты в нем разбираешься. Ты уже большой, над тобой не надо ставить няньку или надзирателя с дубиной. Вот что такое ответственность.

Нет, можно, конечно, возложить ответственность и на того, кто на самом деле несвободен и ничего не решает. Но это просто нечестно и, по большому счету, это не настоящая ответственность, а попытка спихнуть ответственность «с больной головы на здоровую». Если младенец насрал в штанишки, его можно за это отлупить, конечно, но виноват-то будет не он, а мамка или нянька, не сменившая памперс и не высадившая на горшок. Он за себя пока не отвечает.

Видимо, действительно есть такая позиция, что не нести ответственности удобнее и безопаснее. И это, наверно, тоже своего рода привилегия. И я ее где-то даже понимаю… головой. Но до конца осознать не могу. Рабская какая-то привилегия получается.

(no subject)

Заходим вчера вечером в подъезд, а там бомжичка лежит. Прямо поперек дверей лифта. У нас напротив лифта коврик постелен, так вот на нем. Увидела нас, тут же застучала об пол хвостом и заулыбалась во весь рот, все это не поднимая головы. «Ну, я у вас тут пока поживу, ладно?» И уже на коврике рядом с ней еда какая-то лежит, и под лестницей стоит мисочка. Немаленькая такая черная сучечка в белых тапочках. Нам-то ничего, почесали ей пузо и поехали к себе на седьмой этаж, а вот если кто собак боится… Ты приезжаешь на лифте, двери открываются, а там – оно! Неприятно. Однако же пустили, и покушать вынесли. А человека не пустили бы. И я бы человека не пустил. А может, и пустил бы…