December 15th, 2010

О воспитании системного мышления

Система в голове – это круто. Это, на самом деле, самое крутое, что может быть. Она позволяет тебе чувствовать себя абсолютно свободно и уверенно в той области, к которой она относится. Даже если ты чего-то не знаешь, ты уверен, что, когда ты это узнаешь, оно так или иначе встроится в готовую картинку. Это ощущение может быть и ложным, но поскольку оно, как правило, основывается на полученных знаниях, ложным оно бывает редко – разве что кто-то дал себе труд построить сложную, непротиворечивую систему на основе ложных фактов и предпосылок (вот как Фоменко). Вот помню, в универе, когда я всерьез занимался языкознанием, у меня в голове в какой-то момент сложилась система языков. Collapse )

Но вот меня тут обрадовали известием, что, оказывается, “по-настоящему способность к синтезу как процессу созревает годам к 25-30”. Хотя, “безусловно, можно натренировать и раньше, если специально заниматься”. Обрадовал меня биолог, так что не вижу причин ему не верить. То есть требовать системного мышления от каждого первого школьника или студента, с которым не занимались специально, просто бессмысленно. Не дорос он еще. А к тому времени, как дорастет, к тем самым 25 годам, само по себе мышление у многих уже костенеет. Это уже не биолог, это я говорю, основываясь на личном опыте. Потому что институт окончен, все, можно дальше не учиться. Особенно если тебе этот процесс еще в школе надоел, а в институте ты его и подавно избегал всеми силами. Из чего следует, что у большинства населения системное мышление за пределами сферы бытового здравого смысла так и не разовьется. Потому что к тому времени, как у человека отрастает способность укладывать разрозненные факты в систему, полученные в школе знания, особенно не имеющие отношения к его профессии, давно забылись и заместились бытовыми предрассудками… Черт. Я, вообще-то, не об этом хотел говорить.

Collapse )То есть чтобы нормально заговорить, ребенку надо слышать много-много слов, когда он сам еще говорить не способен.

Так вот, я думал (а собеседник мой подтвердил), что “для того, чтобы было что объединять и приводить в систему, должно накопиться довольно много несистематизированных фактов”. То есть для того, чтобы меня на четвертом курсе постигло мое лингвистическое озарение, мне было надо предварительно вбить в голову уйму непонятно зачем нужных, и не всегда интересных сведений. Collapse )

То есть, как ни крути, а получается, что учащегося надо предварительно загрузить массой знаний, которые ему, на его, субъективный, взгляд вроде как и ни к чему. Нет, можно пытаться с самого начала дать ему представление о системе, о том, что это не просто разрозненные сведения, а кирпичики огромного здания, но, например, с Ольгой у меня это никогда не прокатывало. Возможно, оттого, что я неправильно брался за дело, педагог из меня и впрямь никудышный. Но всегда выходило так, что представление о системе и взаимосвязях оказывалось еще одним бесполезным куском знаний, валящимся на юный мозг, и без того изможденный непосильными трудами. Не подспорьем, а лишним грузом. Возможно, для выстраивания системы действительно необходим заранее накопленный бессистемный материал, а до тех пор любые попытки дать представление о системе в целом окажутся чем-то вроде чертежей здания, продемонстрированных первокласснику. Архитектору-то чертеж скажет о здании все, что надо знать, а для малыша это не более, чем бессмысленные скучные картинки.

Соответственно, если вышесказанное верно, выходит, что учить ребенка или подростка, опираясь на внятную для учащегося систему, бессмысленно. В применении к среднему школьнику такой системы просто нет. Опираться можно только на его сиюминутный интерес (если он есть, а есть он не всегда), на доверие к наставникам (тебе это непременно пригодится!), и на принуждение – там, где первые два рычага отсутствуют.