December 20th, 2010

Актуальненькое

Степан Писахов

Трюм

В прежне время нам в согласьи жить не давали. Чтобы ладу не было, дак деревню на деревню науськивали.

Всяки прозвишша смешны давали, а другоряд и срамно скажут.

А коли деревня больша, то верхной с нижным концом стравливали, а потом и штрафовали.

Ну, вот было одного разу. Шли мы на пароходе с Мурмана, там весновали товды и летовали. Народ был разноместной.

Заговорили да и заспорили — чья сторона лучше.

Одни кричат, что ихны девки голосистей всех. Ихных девок никаким не перевизжать.

Други шумят, что ихны девки толшше всех одеваются. Сарафаны в поподоле по восемнадцати аршин, а нижных юбок по двадцати насдевывают.

Третьи орут, что у ихных хозяек шаньги мягче всех, коробы жирней, пироги скусней.

Слов уж не хватат, криком берут. Collapse )

(no subject)

Вечером Серая с Райкой носились по дому с топотом и грохотом, через некоторое время Серая завыла у меня под дверью так, словно ее забыли на морозе. Ворвалась в комнату, вскочила на диван и принялась драть покрывало – все это так стремительно и напористо, как будто от этого зависела ее жизнь. Подсунул ей рюкзак – она потерзала рюкзак и тут же на нем заснула.

* * *
Серая Тварь – огромная, толстая, самоуверенная кошка, - открывает дверь от себя, осторожно тыкаясь носиком, и протискивается в образовавшуюся щелочку. Хрупкая и робкая Раечка пинает дверь с размаху, раскрывая ее настежь. Шахид вырос в помещении, где все двери открывались на себя, поэтому дверь от себя он долго открывать не умел. Наконец, научился: он вставал за задние лапы и всем своим немалым весом обрушивался на дверь. Впрочем, в последнее время он, кажется, научился открывать двери аккуратно – я что-то давно не слышал, чтобы наша дверь распахивалась с таким грохотом, словно ее сапогом пнули. Вероятно, не последнюю роль здесь сыграло то, что наша дверь обычно на резинке, и, если ее пинать, можно нехило получить по мордасам.

* * *
У Шахида новые веяния. Теперь, когда я дома, он не приходит будить бабушку и требовать мяса в половине пятого утра. Нет, он мирно дрыхнет у нас в комнате, на стульчике, примерно до половины седьмого, а потом просыпается, выходит в коридор, и там начинает орать, невзирая на то, что мясо уже ждет его на столе. А чего же он орет? А чтоб я проснулся. А почему не в комнате? А в комнате нельзя, хозяина разбудишь…