January 21st, 2012

(no subject)

Уважаемые коллеги литераторы, в первую очередь переводчики! У меня к вам вопрос чисто технический, но довольно проблемный. Иноязычные авторы любят запузырить длинное повествование на несколько абзацев в форме прямой речи. Для них-то это не проблема, потому что в английском (и во французском) прямая речь выделяется кавычками. Он сказал, двоеточие, кавычки открываются - и погнали, дальше кавычки закрываются – и всё, все поняли: прямая речь кончается тут. В русском языке начало прямой речи обозначается красной строкой и тире, а конец ее вовсе никак не обозначается: раз с красной строки – значит, все, прямая речь кончилась, дальше снова пошли слова автора. В переводе это представляет собой проблему. Когда прямая речь сравнительно короткая, я обычно просто убираю абзацы. Но в моей нынешней книге встречаются повествования от лица персонажей на несколько страниц, иногда на целую главу, мало того – иногда прямая речь персонажа перескакивает из одной главы в другую. Сами понимаете, написать целую главу в один абзац – не выход. И мало того: повествование построено так, что втыкать между абзацами авторские ремарки вроде «я помолчал», «он вздохнул» и т.п., как делают обычно в таких случаях русские авторы, совершенно неуместно.

И вот, собственно, вопрос: как вы обозначаете для читателя конец прямой речи в таких сложных случаях – когда прямая речь тянется на несколько абзацев, и дальнейшее авторское повествование продолжается от того же лица, что и прямая речь? Понятно, что если в прямой речи всюду «мы, мы, мы», а дальше началось «он», то тут ничего дополнительно обозначать не надо, а если и в прямой речи «я + прошедшее время», и основное повествование от первого лица и в прошедшем времени?

Поменять русскую орфографию на английскую просьба не предлагать. ;-)

Рабочее

Интересно, волшебное слово «Эдро!», открывающее все запоры – это аллюзия, или так, просто пасхалка? ;-) И, кстати, чем пасхалка отличается от аллюзии?

* * *
ОМГ, в Америке, оказывается, тоже есть этот дебильный анекдот про мальчика с золотой гайкой в пупке! Такой же длинный и нудный, как у нас – видимо, чем он длиннее и нуднее, тем круче. Может, он вообще переводной с английского, кто его знает…

* * *
Кстати, я был неправ насчет того, что в новом издании Кистямура переправили «низкую слегу» на «низкое место в живой изгороди». Слега осталась, где была, так же как и «лавы в одну досточку» (кстати, кто из вас знает, что такое «лава»?), а «низкое место в живой изгороди» было у Грузберга. Перевод Грузберга тоже называется «Хранители», вот я и ошибся. Я просто по электронному тексту в компе смотрел (у Глюка «Хранители» только в первом, сокращенном издании, где еще надпись с Кольца на могиле Балина), а на Либрусеке, оказывается, Кистямура просто нет.

Если бы Кистямур переводили ВК на украинский, очевидно, на месте слеги был бы «перелаз». ;-)

(no subject)

Сим официально извещаю, что во всех моих ошибках в постах и, в особенности, в комментах прошу винить СУП. Я этот чертов новый шрифт еле разбираю, и печатаю практически вслепую. Если кто объяснит, как вернуть все взад и сделать в постах нормальный шрифт, буду весьма признателен.

Конрад Лоренц "Оборотная сторона зеркала"

ВРОЖДЕННЫЙ МЕХАНИЗМ ЗАПУСКА

В разделах, посвященных движению амебы, кинезису и фобической реакции, я упомянул уже наряду с функцией приобретения информации, выполняемой соответствующим процессом движения, также функцию физиологического механизма, запускающего этот процесс. Организм нуждается не только в структурах, обеспечивающих моторное (двигательное) осуществление некоторой формы движения, способствующей сохранению вида; ему нужен также аппарат для приема стимулов, говорящих ему, в какой момент и при каких обстоятельствах соответствующая форма поведения имеет шанс выполнить свое назначение.

Когда в физиологии нервной системы был открыт важный принцип рефлекторной дуги, казалось естественным охватить понятием рефлекса все процессы, запускающие движение; а когда И. П. Павлов объяснил не менее важный процесс возникновения условных реакций, казалось естественным истолковать все врожденные целесообразные реакции, т. е. реакции, происходящие без предварительного обучения и полезные для сохранения вида, как "безусловные рефлексы". Само по себе такое представление не ошибочно, но оно заслоняет подлинную проблему. Collapse )