November 28th, 2012

Московские страдания (скульптурная композиция)

С одной стороны, удобно, когда все собаки двора гуляют у вас под окнами. Сразу видно, стоит ли поторопиться выходить, или лучше обождать, пока не уйдет ваш Заклятый Враг. С другой стороны…



«А-а-а! Они там гуля-а-ают… А я тут один-одине-ешенек… Хачу туда-а… к ни-им… Ы-ы-ы…» Collapse )

(no subject)

Глюк купил «Космоэколухов» Громыко, и они почти два месяца пролежали на столе нечитанные. Это многое говорит о том, как сильно изменился мир: чтобы у Глюка дома новая книжка два месяца провалялась на столе, никем не прочитанная! А потому, что у всех читалки, и бумажные книги покупаются в знак особого уважения к автору. А читать их не очень-то хотелось, потому что «Космобиолухи» как-то никому особо не глянулись. Не то, чтобы плохая книжка, но лично мне из всей книги запомнилась одна механическая лиса с инструкцией. «Лживый кусь», и все такое. Хорошо, но маловато на целую книгу. Во-от, а вчера я соскучился читать интернет, и сел-таки читать «Космоэколухов». Читал, ржал как конь, и абзацами цитировал вслух. Еще не дочитал (я вообще медленно читаю), и не знаю, чем кончится, но это, в сущности, неважно. Важно, что мне их еще и на сегодня хватит. ;-))

Конрад Лоренц «Кольцо царя Соломона»

В детстве, на случай, если станет совсем уже плохо и жить не хочется, у меня была книжка, с гарантией поднимавшая настроение. Я ее так и старался лишний раз не перечитывать, берег на черный день, ибо понимал, что от частого употребления ее волшебное действие рискует выветриться. Это была «Муха с капризами» Яна Грабовского (кому интересно – она есть на «Либрусеке»). Сборник веселых и грустных повестей и рассказов о животных, живущих в доме писателя. Большой дом, населенный всяческой живностью, от кур и собак до ворона и ручного волка – это был мой личный образ рая на земле, куда хотелось сбежать из гнусной реальности.

Это я к чему – жалко, что мне тогда не попалось «Кольцо царя Соломона». Радости от него было бы столько же, а толку больше. Потому что у Грабовского животные все-таки чересчур очеловечены, а книга Лоренца, при той же художественности и занимательности, еще и рассказывает о реальных, неприукрашенных животных. Я помню, что в детстве мечтал овладеть телепатией, потому что мне хотелось знать, о чем думают и говорят животные – но мне тогда не хватало ума понять, что никакой телепатии для этого не надо, потому что животные говорят не словами, а мордой, лапами, ушами и хвостом. Сам теперь удивляюсь, как это я ухитрился, столько лет зная Лоренца, «Кольцо Соломона» прочесть только теперь. Под катом – пара цитат, которые мне особенно понравились. Collapse )