July 17th, 2013

О личных приметах

Вот Серенький Волчок тут писала про суеверие. Нет, скажу я вам: настоящее суеверие, то есть иррациональное убеждение, не основанное ни на логике, ни на подлинной вере, начинается тогда, когда с приметой совпадает нечто, от тебя вообще никак не зависящее. Если ты, положим, встретил черную кошку, споткнулся и сломал ногу, ясно, что это подсознание сработало: ты веришь в то, что черная кошка приносит беду, ну, и… А вот если ты зеркало кокнул, а через неделю твоего родственника машина сбила…

У меня лично таких примет две. Во-первых: не делись радостью прежде времени. Вот, положим, написал я в ЖЖ за три дня до того, как подписать договор, что мне дают на перевод пятого «Перси Джексона» - и, пожалуйста, мне его не дают. Что-то у них там переигралось, то ли его все же не надо переводить, то ли другому переводчику отдали – я уж выяснять не стал. И когда такие совпадения не раз, не два, а регулярно, начинаешь задумываться. И стеречься. Чем событие для меня важнее, тем меньше народу о нем должно знать. О поездке рассказываем, когда визы уже получены, билеты куплены и отели забронированы. А еще лучше – вообще задним числом. О новой собаке рассказываем, когда щенок уже прижился в доме. А не «Ой, а мы завтра едем щенка забирать!» Не будет завтра щенка, что-нибудь, да накроется, стопроцентно. Это мой личный гейс, вполне верю, что для кого-то он не работает, точно так же, как для меня не работают черные кошки и битые зеркала.

Второй мой гейс: не подбирать денег на улице. Тоже дурь, но работает стопроцентно, хоть ты тресни. Потом потеряю на пару порядков больше. Типа, как нашел я десятку – и очень она мне в тот момент пригодилась, как раз на огурцы не хватало, - а через месяц у меня в поезде сперли ксивник с двумя сотнями баксов, некоторым количеством гривен и паспортом. Нахожу я деньги крайне редко, теряю тоже, так что связь не из разряда «Не прошло и двух лет, как он свалился с дроболитной башни». Так что пусть эта ничейная сотня лежит, где лежала, кому-нибудь еще пригодится.

Об уважении к бомжам

Продолжаю размышлять над «Перси Джексоном». В таких книгах очень интересно наблюдать, как работают старые фольклорные мотивы в условиях современного мира. И когда автор нарочито с этим играет (вроде как у меня в какой-то рецензии было, что герои заходят в общественную прачечную – знаете, когда в подвале стоят стиральные машины для общественного пользования, - и встречают там женщину в красном платье, стирающую красное белье – см. «прачка у брода») – это одно дело, а вот когда фольклорный мотив вплетается в повествование как бы сам собой, это куда интереснее.

Вот распространенный сказочный мотив: с бродягами и нищими надо обращаться вежливо и уважительно, никогда не знаешь, кто встретится тебе в обличье побирушки. Обхамил ты какого-нибудь калику перехожего, глядь, а это злой колдун. Или добрый волшебник, но ты его разозлил. Или вообще Иисус Христос со святым Петром, которые просто обожают бродить неузнанными по дорогам французских сказок. Так что культурней надо быть, учтивей с убогими. И когда речь идет о каком-нибудь «бродяге», с ним все ясно. Сразу представляется этакий романтичный оборванец, скитающийся – обязательно «скитающийся», не «шляющийся» же! – по средневековой Англии. А вот как быть с современным бомжом? Да-да, с бомжом – вот что мне конкретно не понравилось в предыдущем переводе «Перси Джексона», что там «homeless» всюду переведены как «бродяги». «Бродяга я, а-а, бродяга я, а-а, всегда вперед меня влечет судьба моя!» Бомжи это были, нормальные американские бомжи, такие же вонючие, как и наши московские, питерские или донецкие (особенно заметно это в эпизоде, где Перси приходится разыскивать среди них морского старца Нерея по запаху).

Так вот, что делать с бомжами? Что, и с ними прикажете учтивыми быть? Помилуйте, это ж бомжи! Вот как вы обратитесь к бомжу, если вам вдруг потребуется с ним заговорить? Перси – воспитанный нью-йорский мальчик, он обращается к бомжу «сэр». И правильно делает, между прочим, потому что под видом бомжа ему явился переодетый Аполлон, не хухры-мухры. И, кстати, обращаясь к бомжу «сэр», Перси ни малейших колебаний не испытывает, в отличие от ситуации, когда тот же Аполлон предстает перед ним в облике парня лет семнадцати, хоть Перси и знает, что это Аполлон – но «обращаться «сэр» к этому юнцу…» Учитесь, детки.

Вороны

Нет, не те, которые вороны. А которые вороны. Если верить песням и сказкам, раньше была самая обычная птица. А теперь их особо и не встретишь, по крайней мере, в городе точно. В отличие от ворон, ворон птица осторожная, нелюдимая, и в городе гнездится только на самых высоких башнях. Вот где-то на шпилях ГЗ МГУ точно вороны живут, я их видел. Ну, и у нас на телебашне. Причем где именно они гнездятся – непонятно, ну, видимо, есть где, потому что их там целая колония.

Глюку сейчас на работу рано вставать, и собака по этому поводу повадился вытаскивать меня на улицу на час раньше. Ну, ты же все равно встал? Пошли гулять. А то сейчас обгажусь, гляди! Короче, вышли мы не в восемь, а в семь, и застали какую-то вороновую конференцию. Я один раз видел, как они летели с башни целой стаей, а сейчас они слетались на башню – я штук семь насчитал, но, по-моему, их там было еще больше.

Collapse )

Люблю воронов, прикольные они. Впрочем, я и ворон люблю, и сорок, и галок. Врановые все прикольные, потому что умные и хитрые (в мире животных оно так, где ум, там и хитрость непременно).

Потоп в минском метро

Спер видео из комментов у Бигдана. Не из злопыхательства, просто красиво, и, что самое удивительное, - все работает! (хотя я бы туда не полез, честно говоря).

Collapse )