August 5th, 2015

(no subject)

Глюк собирается на работу, слушает "Би-би-си". Радио внезапно умолкает. Глюк подходит к компу и видит в окошечке с радиостанцией следующее:

Sound of Silence

We're trying to play this station but have some problems.
Apologies.


А, дополнительный прикол в том, что перед этим Глюк два дня слушал по кругу "Избранное" Саймона и Гарфанкеля, с этими самыми "Sounds of Silence".

Вообще, из такого рода "админских объяснительных" можно собрать недурную коллекцию. Надо будет как-нибудь заняться...

(no subject)

Случайная, недодуманная мысль, подлежащая обсуждению и опровержению.

Традиционный приключенческий сюжет, как правило, основывается на «парохиальном альтруизме», на разделении своих и чужих. Как только начинается настоящая серьезная заваруха, действующие лица немедленно делятся на своих, «которых жалко», и чужих, «которых не жалко». Как для героев, так и для читателя/зрителя. Причем в число тех, которых не жалко, записываются не только враги, которых надо уничтожить, но и случайные мимокрокодилы, не входящие в число своих. Их тоже не жалко. Это очень наглядно видно по массовым сценам из любого блокбастера, когда очередной джаггернаут катится по улицам, давя всех подряд - но это все не важно: главное, чтобы герой нашел свою героиню и своего ребенка целыми и невредимыми, тогда будет считаться, что все закончилось хорошо. В нормальной ситуации (или в реалистическом романе) нам, в общем, небезразличны все живые твари, включая вон того перееханного машиной уличного котика. В ситуации «приключения» включается механизм, прекрасно сформулированный Сапковским: «я добр к себе и своему непосредственному окружению». Вот кого «я» (в данном случае и читатель/зритель в том числе) включил в число своих, тех и будем спасать, о тех и будем скорбеть, если они вдруг погибнут; а остальные не считаются.

Collapse )

Это все не беда: беда, когда человек в реальности оказывается в ситуации, когда включается механизм разделения. Хуже только, когда человек без нужды, сидя в тепле и безопасности, включает у себя этот механизм и начинает делить людей на тех, кого "надо спасать", и тех, кого "не жалко".

(no subject)

Самые жуткие, кошмарные, безысходные сюжеты появляются там, где кошмар является нормой. Обычно кошмар - это нарушение нормы: убийца убил - убийца найден - убийца наказан. Тут естественный ход событий предполагает восстановление нормы - и тогда кошмар развеется. А вот, скажем «Белый Бим Черное Ухо»: бродячую собаку уничтожают, это норма. Или «Петька на даче»: городской мальчик возвращается с дачи в свой родной каменный мешок, это норма. Или «Хижина дяди Тома»... ну, понятно. Тут все хорошее как раз случайно, зыбко и необязательно, а норма - это тот самый кошмар.

Collapse )

(no subject)

Видимо, кризис привел к тому, об исчезновении чего так сокрушались поборники традиционного воспитания. Дети гуляют во дворе большой дружной компанией. Раньше детей летом во дворе не было. А сейчас Collapse )

(no subject)

Чорт, как-то всю жизнь был уверен, что headshot - это выстрел в голову! То есть даже и не сомневался. И пост знакомой на фейсбуке, где всех желающих приглашают to have a good professional headshot, поразил меня в самое сердце... Не знай я, что она работает гримером... Но все равно.

Иван-чай и иван-да-марья

Никогда не следует предполагать, что очевидное для вас очевидно для всех. В прошлом году весьма известный человек, профессиональный фотограф-анималист, знающий о природе настолько же больше меня, насколько я знаю о языках больше среднего обывателя, внезапно выложил фотографию иван-да-марьи, спросив, что это за сорняк такой необычный. Ну а что: человек откуда-то с Дальнего Востока, очевидно, там у них не растет... Я-то с ним впервые познакомился в шесть лет на покосе у дяди, мне как-то и в голову не приходило, что взрослый человек, деревенский к тому же, может его не знать!

Ну, и иван-чай с иван-да-марьей многие путают. Названия похожи. Хотя в жизни их нипочем не спутаешь. Вот иван-да-марья:




Желтые цветы - "марья", ярко-фиолетовые верхние листья - "иван". По осени цветы опадут, останется Иван вдовцом, без Марьи.


Collapse )

Плаун

Плаун - моя нежная и трепетная любовь еще с младших классов средней школы. Я вычитал в своем любимом учебнике природоведения, что это древнейшее растение, и когда-то они вырастали большими, как деревья, но теперь оно очень редкое. А потом попал на Селигер, и увидел там плаун! Настоящий, живой плаун! Совершенно не редкий!

Будучи предоставлен самому себе, например, на мху в сосновом лесу, плаун разрастается большими кольцами. Как грибы-поганки. Целиком оно, понятно, в кадр не лезет, но вот, видите?




Это передняя сторона кольца, зеленые ветвистые побеги, которыми плаун расползается наружу.


Collapse )