October 15th, 2015

(no subject)

По сумме впечатлений, наиболее старому из которых уже лет шесть.

Большинство лучших и наиболее популярных историй, книг и фильмов, если разобрать их с точки зрения психологии, чрезвычайно токсичны, травматичны, навязывают дурные стереотипы и ложные модели поведения, и вообще крайне вредны. Вот так, навскидку, чтобы далеко не ходить: «Золушка», «Ирония судьбы», «Москва слезам не верит»... что у нас там еще подробно разбирали психологи? Причем же дурная модель поведения не просто будет описана, а будет подана именно как рецепт счастья (если какой-никакой хэппи-энд в наличии).

Думается мне, все дело в том, что читатель или зритель обычно ищет в тексте или кине отнюдь не рабочих рецептов счастья. А что он ищет? А черт его знает. Подтверждения того, что его собственное представление о правильном поведении верно и непременно окупится - ну, или хотя бы иногда окупается? Это я не утверждаю, это я предполагаю, опять же, навскидку.

Но факт тот, что примеров обратного - то есть книжных и киношных образцов взрослого, мудрого, взвешенного решения героем собственных проблем именно в бестселлерах и блокбастерах я как-то с ходу и не припомню. А если что и припомню, то все больше американское.

При этом я не думаю, что популярное произведение непременно обязано быть таким, чтобы от него психологи за голову хватались. Наверно, можно сочинить такую историю, в которой герой или героиня добивается успеха именно благодаря своей «психологической грамотности» (и не путаем с «умением манипулировать», ага?) Но подозреваю, что если именно эта психологическая грамотность и будет единственной основой сюжета, суперпопулярной эта история не станет (интересно, а кто-нибудь уже проверял? Наверняка проверяли же, сейчас же куда ни плюнь - попадешь в психолога!) Мне кажется (имхо непроверенное!), что психологическая грамотность нынче - нечто вроде «благонравия» века девятнадцатого: придумать наделенного им персонажа и нетрудно, и приятно, однако сердце читателя все равно будет отдано какому-нибудь обаятельному шалопаю, который все делает вопреки благоразумию.