January 16th, 2016

Еще к вопросу о сносках

Сейчас задумался над еще одной стороной этой проблемы. Это к вопросу о том, что дети вполне могут не знать слова "полтора". Или слова "наказ". А уж слова "вепрь"-то они точно не знают (http://kot-kam.livejournal.com/1510008.html#comments).

Все-таки свой весьма обширный словарный запас мы с вами набирали в первую очередь из книг. Из книжек советского издания, снабженных внушительным корпусом сносок и примечаний. Будь то детские книжки или "взрослые" (если Дюма, Гюго и Фенимор Купера считать за взрослые - ну, хотя бы благодаря их толщине). Проблема в чем: сейчас большая часть и "взрослой" приключенческой литературы, и даже детских книжек ушла под гриф 12+. А то и 16+. У того, что осталось в распоряжении начальной и младшей средней школы, словарный запас, мягко говоря, небогат просто в силу ограниченности тем (и про то нельзя, и про се нельзя, а уж любой исторический или псевдоисторический роман - 12+ по умолчанию, просто потому, что там по нынешним меркам вся жизнь - 12+). Если этому верить, следует предполагать, что в двенадцать лет на ребенка, помимо кучи информации, которая прежде была ему запрещена, должен обрушиться огромный пласт лексики, которая до сих пор была ему недоступна. И еще один такой же пласт - ну, может, чуть поменьше, - в шестнадцать. Когда основной словарный запас у человека более или менее сформирован и вообще, мягко говоря, не до того малость, ему к ЕГЭ готовиться надо. Про 18+ я просто молчу.

Да, разумеется, классики все эти грифы как бы не касаются. (Судьбу "Бравого солдата Швейка" мы тут как-то уже обсуждали). И в распоряжении детей остается как минимум школьная классика. Но, по моим наблюдениям, издательства предпочитают перестраховаться и лепят 12+ и 16+ вообще на все, что хоть чуть-чуть под это подпадает. Понятно, что нормальный родитель плюнет на все эти 12+ и будет покупать ребенку книжки по своему усмотрению (не говоря уж о том, что у большинства из нас полки забиты старыми книжками советского издания, безо всяких грифов, только что с рекомендациями "для младшего", "среднего" или "старшего школьного возраста").

Но если эти вот запреты вообще хоть как-то и на что-то влияют, нам следует готовиться к тому, что следующее поколение читателей (потому что они же все все равно что-то станут читать! Ну, и других просто нету...) будет не знать совсем уж элементарных слов. Просто потому, что одно дело - неспешно осваивать все это лет с пяти-семи до сознательного возраста, а другое - когда этот период сократится вдвое.

Про троллей

(Из разговора)

У большинства троллей, на самом деле, тонкая душевная организация. И детские трамвы в анамнезе. То есть буквально какого тролля ни возьми (из тех, что поближе знакомы) - там внутре трепетный интеллигентный мальчик с тяжелым детством и сложной судьбой. (Иной раз это девочка, но девочки реже бывают троллями. Девочки те же задатки развивают обычно по другой схеме: см. "бякинг"). Поэтому он страшно уязвим, буквально как та Роза у Сент-Экзюпери, и отмахивается от жестокого мира всеми своими четырьмя шипами. Проникнуться к троллю глубоким сочувствием мешает одна маленькая подробность: отмахивается он, а) активно, б) не глядя. Это же он беззащитный, уязвимый и тонко организованный. А не вы.

Тролль, собственно, тем и отличается от нормального человека. Что нормальные люди свои детские трамвы на окружающих не вымещают, как правило.

Лея (не принцесса!)

Очередное псто любования чужими собаками.

Собака Лея - юная, трепетная и чрезвычайно энергичная. Обычно мы с ней сталкиваемся на дорожке, ведущей из леса на поляну. Рэй, бегущий с мячиком в пасти, видит барышню, делает "Ах, как я вам рад!", мячик из пасти вываливается, Лея его радостно подхватывает и уносится прочь. Сам по себе мячик ей совершенно не нужен, но это превосходное средство управления миттелем! Хозяйка мячик у Леи отбирает, Лею стыдит и отдает мячик Рэю. Я отбираю мячик у Рэя, и Рэй с Леей дружно уносятся вперед, на поляну.



Collapse )

Жаль, не успел заснять, как Лея через него грациозно перепрыгивает с разбегу.