August 31st, 2016

(no subject)

Один из самых неприятных моментов переводческой работы - это когда ты обнаруживаешь, что твой предшественник, работавший прежде над некой серией, перевел нечто абсолютно неправильно, и оказываешься перед необходимостью выбирать между последовательностью перевода (которую обязательно следует соблюдать!) и верностью перевода (которую, сами понимаете, тоже обязательно...)

Вот в сериале, книжку по которому я переводил, есть такой дивный эпизод: бывший президент США (восьмой с половиной) законсервировал себя в огромном брикете peanut brittle. В котором его и обнаруживают герои сериала (живым, а вы как думали!) Если вы заглянете в словарь, то обнаружите, что peanut brittle - это козинак из арахиса. Ну, и в мультфильме оно так и выглядит: огромный полупрозрачный янтарный блок. Логично? Логично. Так вот: в сериале это почему-то перевели как "арахисовый шербет". Не тот шербет, который напиток, а тот, который, знаете, такая желтоватая масса, похожая на рыхлый пластилин. Натурально, непрозрачная. Не спрашивайте, почему, не знаю. Патамушта гладиолус.

Ну, что мне было делать? Думал-думал, перевел все-таки "шербетом". Потому что эпизод совершенно проходной, а последовательность есть последовательность...

Зависти псто

Под окнами одного из соседних домов, стоящего параллельно нашему, разбита клумба. Довольно-таки заросшая, зато обширная. В числе прочего, одно из окон полностью заросло каким-то вьющимся растением. Каким именно - я не приглядывался: ну, может, девичий виноград пустили, а может, фасоль декоративную... А тут я проходил мимо и присмотрелся повнимательнее.



Collapse )

Надо заметить, что в этом доме окно, заплетенное зеленью, как нельзя более уместно. Окно на юг, как и у нас, только у нас перед окном еще три метра лоджии, а тут солнце прямо в комнату садит. Если еще и квартира однокомнатная, и устроить там сквозняк можно, только отворив дверь на лестницу - то хоть из дома беги. А тут все-таки тень.

Рассветы и закаты

Немного последних фотографий лета.



Ездил на Живописный мост в надежде поснимать сближение Юпитера с Венерой. Юпитера с Венерой так и не застал (видимо, они уже зашли), зато заснял церковь в Строгино на фоне заката.

Collapse )

Дуб над Москва-рекой



Бродя в очередной раз по радиополю с собакой, поймал себя на том, что лето уже вроде как и приелось. Уже хочется осени, или даже зимы. Хотя, в сущности, против нынешнего лета я совершенно ничего не имею. Отличное лето Бог послал. В меру жаркое, в меру дождливое, все как надо. Так и быть, пусть еще побудет до выходных. Я бы еще разок искупаться сходил.

(no subject)

В любой профессии есть черная, рутинная работа, которая ничего не дает ни уму, ни сердцу, которую просто "н-надо" сделать, хотя всякий предпочел бы ее не делать. Отчасти это какие-то тупые операции, которые чисто по недоразумению не доверены пока компьютеру, отчасти и того хуже: какие-то бесполезные, но строго обязательные пляски, которыми представители Homo sapiens считают необходимым обставлять свою производительную деятельность. Я тут подумал: за что я люблю свою работу (в числе прочего) - это за то, что в работе переводчика такой нудной рутины практически нет. Всю скучную, механическую работу давным-давно спихнули на компьютер. Переводчику осталось, собственно, то, чего компьютер делать не может - и вряд ли когда-нибудь сможет, потому что это будет уже уровень настоящего искусственного интеллекта, практически равного людям. По работе я ничего не делаю только потому, что "н-надо" и так положено: все, что я делаю, я делаю осознанно и точно зная, зачем.

И всякой ерунды в нашей работе делать практически не приходится. Все эти обязательные "митинги", которые на самом деле не демонстрации под лозунгами, а обычные совещания, где ты сидишь и полчаса рисуешь чертиков в блокноте, дожидаясь, пока, наконец, скажут что-то, что непосредственно касается тебя. Все эти бесконечные разговоры с коллегами по работе, в сущности, ни о чем, просто в порядке взаимного почесывания. Все эти разговоры с начальством и "вызовы на ковер". Ничего этого просто нет. Начальство свое я вижу максимум раз в два месяца в течение десяти минут, когда прихожу подписывать очередной договор. Все деловые переговоры веду письменно, и занимают они ровно столько времени, сколько нужно, чтобы действительно что-то решить. А коллег по работе у меня просто нет, есть только коллеги по профессии, и общаюсь я с ними исключительно тогда, когда самому того хочется.

Ради одного этого, пожалуй, стоит держаться за свою работу. Но из-за этого я, конечно, чудовищно избалован. Я с детства не переносил скуки и рутины, а в последние двадцать лет привык к мысли, что это и не обязательно. Не знаю, как бы я стал работать на должности, которая состоит из рутины чуть более, чем полностью. Боюсь, что никак. Или спустя рукава, если уж отвертеться никак не получится. Потому что нельзя же всерьез выполнять работу, которая никому на самом деле не нужна, или которую могла бы делать тупая машина?