November 27th, 2017

(no subject)

Одна из особенностей, которые русская интеллигенция вполне себе разделяет с русским быдлом - это показательное обесценивание всего, что не входит в круг твоих личных интересов. Вот спрашивает знакомая у себя в журнале что-то про квенью. Ну не интересно тебе, ну пройди ты мимо. Я же не комментирую, я не знаю, посты про вышивки, про разведение кактусов, про проблемы безопасности серверов, в конце-то концов? Нет, ну как же так. Нельзя мимо пройти, а вдруг подумают, будто у тебя нет собственного мнения. В ответ - залп комментов вида "Фи, что за фигней ты страдаешь?" или "Ну нельзя же так серьезно относиться к Толкину!" Вот это сочетание необходимости обязательно иметь собственное мнение по любому вопросу и непременно совать его всем в нос, особенно тем, кого вопрос касается лично - оно объединяет в едином порыве и бабку на лавочке, и гопника на кортах, и доцента МГУ.

Blajeny

Большое нечеловеческое спасибо всем, кто поучаствовал в обсуждении драконьего помета слова fewmets. Вариантов накидали столько, что у меня прямо глаза разбежались: все такое вкусное! :-D

Collapse )

А теперь у меня еще один вопрос. (Вообще, вот по части таких задачек для переводчика Мадлен Л'Энгл равных мало). К героям является некое загадочное, но явно благое существо, которое именует себя Учителем ("странный черный Учитель, в восемь-десять футов ростом" - толкинисты всплакнули, узнавая...) Учителя зовут Blajeny. Если вам кажется, что в этом слове есть нечто знакомое, то вам не кажется. Это именно русское слово "Блаженный", и вдумчивые американские читатели опознают его как таковое. Но использовать его в русском переводе я считаю неразумным. Потому что загадочное иностранное слово (непонятное 99 процентам читателей) превращается в простое и понятное, да еще и с рядом смысловых оттенков, которые автор не факт, что предусматривал (я летом был на экскурсии в соборе Василия Блаженного, и теперь знаю о "блаженных" чуточку больше среднего ;-)).

Некто Павел Вязников в аналогичной ситуации использовал аж хиндустани. Но я считаю, что хватит с них и иврита. Язык Великой Ученой Премудрости будет тут как раз к месту. Не подскажете ли, какое слово на иврите больше всего соответствует русскому понятию "блаженный" (в смысле, святой, просветленный и все вот это)? Нет, я бы назвал его "Рабби", но это уж чересчур, знаете ли.