April 6th, 2018

Декодон мутовчатый

"Она остановилась, глядя на ручеек, убегающий в заросли декодона мутовчатого".

Мило, не правда ли? Это не о приключениях юных ботаников, это просто девушка гуляет со своим парнем. И по-английски он, холера, water willow, нормальное народное название. А по-русски - "декодон мутовчатый", и никак иначе. Ладно, можно просто "декодон", хрен редьки не слаще. Травка такая, с точки зрения неботаника больше всего смахивает на иван-чай, растет на мелководье, по колено в воде. Заменить бы его - да вот на что? Вид растения, по сути, совершенно не важен - важно, что дело происходит в Новой Англии, и в ручейке растет травка, которую все знают, как у нас тот же иван-чай. А не этот, прости Господи, "декодон".

Читая Пратчетта

Рискую быть закиданным тапками и тряпками, но все же скажу, что Пратчетт плохой юморист. Нет, серьезно. Везде, где он старается юморить, выходит махровая петросянщина. Такое ощущение, что автору платят по пять долларов за каждый гэг, и он их высасывает из самых неудобосказуемых мест. Чем Пратчетт серьезнее - тем интереснее, чем интереснее - тем серьезнее. Лучшие его книги совершенно не смешны - это при том, что я поржать люблю и пользуюсь любым удобным случаем. Нет, юмор там есть - но это не тот юмор, с которого тянет ухохатываться. Когда читаешь несколько книг подряд, очень заметно, как с персонажей, изначально описываемых как комические, книга за книгой облетают блестки и шутовские бубенцы и остается нечто совершенно не смешное. В некоторых случаях, впрочем, остается пустое место.