October 6th, 2018

(no subject)

Ну чо, "нас посчитали". Сейчас беру в Осташкове билет на автобус, протягиваю паспорт. Кассирша такая смотрит в экран: "А вы у нас ездили? Что-то я вас в базе не вижу". А я последний раз тут был больше года назад. Она натыкала фамилию-имя-отчество. "А вы паспорт не меняли?" Ну, менял. "Вот, я же вижу!" То есть все, где ты хоть раз ездил междугородным автобусом, записано и хранится в какой-нибудь "базе". Все для вашего удобства, разумеется.

(no subject)

На Новорижском шоссе (где вообще-то останавливаться нельзя) на обочине вереницей стоят машины. Явно грибы ищут. ;-)

(no subject)

Проезжая мимо станции и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа. Колесо у нас взорвалось, короче. Не доезжая Звенигорода. Конечно, до Глюка, у которого как-то раз у маршрутки на ходу отвалилось сразу два колеса, далеко, но все-таки тоже приключение. Теперь вот сидим ждем, пока следующий автобус из Волоколамска нас подберет.

(no subject)

Ну, приключение наше завершилось более чем благополучно. Водитель аккуратно вырулил на обочину, к отбойнику, выдохнул, отзвонился на автовокзал в Волоколамск, и ему сказали, что буквально через три минуты отходит автобус на Москву, и водителя предупредят. Потом наш водитель созвонился с тем водителем, и минут через сорок мы пересели в другой автобус. Летом это могло быть проблематично, а сейчас в том автобусе ехало пять человек, да нас пятнадцать. Еще столько же можно было усадить без проблем. Причем наш автобус был Мосгортранса, а тот какой-то частной лавочки, куда более шикарный, и, видимо, в принципе, не обязан был нас забирать - но забрал-таки. Водитель потом отзвонился своему боссу и задним числом спросил разрешения - босс сказал "Конечно". А наш водитель остался на шоссе ждать рембригаду.

Кошка Муся

Мусеньку я из деревни таки вывез. Правда, для этого мы ее в пять утра запихали в переноску - при том, что на автобус выходить в восемь. Потому что я встал, начал ходить из избы на террасу и обратно, и матушка сказала, что кошка иначе сбежит - если дверь в дом не заперта, она ее открывает, а через террасу уже есть ход на улицу. Естественно, Мусенька сидела и возмущалась. Но, в сущности, в поездках она очень приятная кошка - то есть не орет и не гадит в переноске.

Из этологического: я принес кошку домой и выпустил из переноски. Кошка с пяти утра не пила, не ела, не гадила. Но первым делом она принялась делать что? Правильно: восстанавливать узы. Тереться об меня со всех сторон и громко мурлыкать. Видимо, это была первоочередная задача, а остальное могло и подождать. Но поскольку есть и пить она тоже хотела, а личность она импульсивная, все в целом выглядело так: кошка судорожно тычется в меня, потом хватает пару гранул корма, несколько раз судорожно тычется в меня, потом в миску с водой, потом опять в меня. И только потом, наконец, садится нормально лакать - потому что пить-то все-таки хочется.

Это не значит, что в следующий раз, как я приду, она не смоется от меня под диван. Потому что я коварен, опасен, пихаю в переноску и вообще всячески причиняю зло. Ну, пусть скучает и ждет, когда матушка наконец-таки выберется из деревни.