March 22nd, 2019

(no subject)

Граждане аллергики!

Мудрые (в смысле, знакомый биолог) говорят, что весна нынче ранняя, и орешник цвести начнет уже вот-вот. Запасайтесь нужными таблетками и помните, что начать их принимать лучше чуть заранее, чем когда вы уже в соплях по уши. Они тогда лучше действуют. От лишней таблетки кларитина еще никто не умер (кажется).

К сожалению, "Гисметео", видимо, отказался от своей идеи с предупреждением об аллергенной обстановке. А может, просто еще не вывешивают, потому что не сезон пока. В прошлом году у них было окошко вида "Аллергенная обстановка - 5 баллов, цветет то-то, то-то и то-то". Правда, они в июне предупреждали о цветении березы, но то такое.

"Горит восток зарею новой..."

IMG_7911

Утром опять показали ровно пять минут восхода. Сразу после восхода солнце ненадолго выглянуло в щель между горизонтом и облаками.

Collapse )

А сейчас за окном сплошная белая стена. Снег падает, но не ложится, потому что плюс. Но падает уже третий час.

А завтра вечером зато обещают ясную погоду и сильную магнитную бурю. А вдруг северное сияние покажут?!

«Люди не могут быть экспонатами этнографического ''музея''»

Очень ценная статья. Она посвящена прежде всего малым языкам, таким, где счет носителей идет на сотни, а то и на десятки, но некоторые вещи актуальны и для таких языков, как, например, украинский. Скажем, то, что в школе - уже поздно. В школе можно предоставить возможность - и даже заставить! - обучаться на каком угодно языке (скажем, в средние века вся Европа училась на латыни, а за родной язык в школе пороли), но поезд уже ушел. Свободно говорящие и пишущие на латыни французы, итальянцы, поляки, немцы и англичане все равно оставались носителями французского, польского или английского, а латынь... латынь оставалась мертвым языком. К школе языковое сознание уже сформировано, собственно, потому именно с этого возраста и начинают учиться в школе, что ребенок свободно владеет языком и понимает, что ему говорят. Он может даже честно стараться выучить язык и говорить именно на нем, но он уже не будет полноценным носителем языка. Чтобы язык стал родным, кто-то (не обязательно родители) должен разговаривать на нем с малышами. Если в семье говорят по-русски (или, как вариант, на суржике), у ребенка задолго до школы должна быть возможность общаться с носителями языка. Не "учиться", не "заниматься языком" по учебникам, не приведи Бог - просто разговаривать. В статье как раз говорится о том, как это можно организовать. Помимо всего прочего интересного.

Люди не могут быть экспонатами этнографического «музея». Если они действительно хотят отказаться от своего языка, их нельзя заставить. Им можно только попытаться помочь, если среди них появятся местные активисты, которые захотят этим всерьез заниматься, посвящать этому всю жизнь или какую-то значительную часть своей жизни. И в этом случае могут включиться внешние помощники. Во-первых, это лингвисты, которые могут подсказать какие-то методически правильные решения. Во-вторых, это общественные институты, которые обеспечат организационную, в том числе финансовую, поддержку. Только сочетание этих обстоятельств является залогом успеха. Есть отдельные примеры, когда пытались как раз наладить контакт через поколение.

Так называемая методика языковых гнезд — это что-то типа детского сада или даже яслей, в которых бабушки или дедушки общаются с детьми, которые по возрасту являются их внуками.

Успешных примеров немного, но они есть. Сама эта методика возникла в Новой Зеландии в связи с языком маори в начале 1980-х годов, и она была в некоторых случаях успешно воспроизведена. Есть один замечательный случай в Финляндии, когда один из саамских языков был таким образом не то чтобы возрожден, но хотя бы его неуклонный процесс исчезновения был остановлен. Вдруг оказалось, что число носителей этого языка не уменьшается, а увеличивается. Это очень маленькая группа, всего несколько сотен человек, там каждый человек наперечет. И если десять детей пройдут через такое языковое гнездо, через такие ясли — и сразу статистический взлет носителей. Хотя все равно непросто сделать так, чтобы эти дети, когда они вырастут, и дальше хотели «вариться в соку» своего языка. Помимо языковых гнезд других чудес не придумано, насколько мне известно.