November 18th, 2019

Кормушечное

Литровая бутылка из-под воды "Леськин шиш" "Шишкин лес" идеально подходит для оконной кормушки. Там даже окошечки по бокам нарисованы в нужном месте, надо просто вырезать, и все. А то вчера уже прилетали, садились на форточку, заглядывали в комнату и только что когтем не постукивали: ну? где?

Вчера в "Ашане" внезапно осознал, что кормить птичек семечками не только полезней, чем пшеном, но еще и дешевле. Внезапно. Кило нечищеных семечек - 37 рублей (подорожало, однако: прошлой зимой было 20) а пшена нынче дешевле, чем по сорок пять, нигде не купишь. Пшено, блин! Самая дешевая крупа, дешевле только сечка какая-нибудь! Я его только для птиц и брал. И на тебе: роскошь!

Шимпанзе и прапорщик - 2

Чем полезно делиться своими мыслями - тем, что периодически тебе возражают. Вот caldeye пишет:

"Мой папа был в этом смысле классический шимпанзе, без всяких человеческих комплексов. Когда ему надо было решить техническую задачу, он применял ровно те предметы, которые оказывались под рукой, самым неожиданным образом. Задача всегда оказывалась успешно решена, а вот предметы, в том числе дорогие специальные инструменты, купленные мной, обычно ПОЧЕМУ-ТО необратимо портились.
И вот я вам скажу, прапорщик наносит гораздо меньше ущерба".

Я думаю, что отчасти дело именно в этом. Шимпанзе (в условиях вольера) не задумываются о "цене" эксперимента. Ладе с Невой пофиг, сколько стоил разломанный стол и кто будет вешать на место сорванную штору. Подозреваю, что и у людей готовность свободно экспериментировать с окружающей средой завязана на то же самое. Я, например, вырос в чужом доме, в семье куда более обеспеченной, чем наша. Если бы мне в возрасте тоддлера предоставили возможность свободно познавать мир и проявлять свои экспериментаторские способности, в том стиле, как это обычно делают детеныши приматов, у моей матери просто денег не хватило бы расплатиться с хозяевами за все изорванное, изгаженное, сломанное и раскуроченное. Неудивительно, что я был окружен сплошными "Нельзя!", "Не трогай!" и "Туда не ходи!", и у меня это намертво прошито в подсознании: если что-то вдруг сломается, наступит конец света. И неудивительно, что сильнее всего в своей жизни я тупил, когда меня впервые усадили за компьютер (если не считать школьных "букашек", которые и компьютерами-то не были в полном смысле этого слова). Я видел перед собой безумно дорогую машину (по-моему, компы такого уровня тогда стоили примерно две моих годовых зарплаты), и вдруг я тут что-нибудь нажму, а оно все испортится?!! Думать и соображать в таких условиях решительно невозможно (по крайней мере, я точно не могу). Короче, после нескольких попыток мне хоть что-то объяснить владелец компа плюнул и написал батничек, который при включении компа сразу открывал встроенный редактор "Нортон Коммандера" (ну помните, F4 который) с моим файлом. В нем-то я и набивал потихоньку свой первый оплачиваемый перевод (клавиатурой-то я пользоваться умел, пишущая машинка дома была). Если бы я нажал что-то не то, я бы просто завис до прихода хозяина. Какие нахрен эксперименты, когда речь идет о ТАКИХ ДЕНЬГАХ (и платить буду, естественно, я)?

И думаю, что в условиях дикой природы, когда неудачный эксперимент может стоить жизни, шимпанзе тоже экспериментируют куда менее отважно.

Шимпанзе и прапорщик - 3

Очевидно, что взрослый хомо сапиенс в целом умнее шимпанзе, лошади, собаки или собственного детеныша. Тем не менее периодически и довольно регулярно случается, что все вышеперечисленные обходят взрослого как стоячего. Как же так? Почему?

А все по сказке про лису и ежа. "У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек! - А у меня одна дума". Взрослый всегда разбрасывается. Он думает о том, об этом, о пятом, о десятом, вспоминает вчерашнее, просчитывает последствия сегодняшних поступков, строит планы на завтра и на десять лет вперед... А шимпанзе, собака, лошадь или ребенок бьют в одну точку. Их интеллектуальные ресурсы, куда более скромные, поглощены одной-единственной текущей задачей. Украсть вкусняшку. Высадить всадника из седла. Открыть клетку. Добыть лакомство. Выпросить у мамы игрушку. Они не разбрасываются. Кроме вот этого конкретного желания, прямо сейчас ничего не существует. Неудивительно, что они добиваются блестящих результатов.

Если взрослый научится так делать: направлять все свои интеллектуальные ресурсы, куда более серьезные, в одну точку, - результаты будут намного более блестящими. Но только тогда он будет снимать калоши, входя в трамвай. Или, например, забывать забрать ребенка из детсада. То есть это должен быть особый взрослый, при котором нужны еще один-два взрослых, чтобы его, такого интеллектуального, обслуживать.