January 17th, 2020

Про мопсичек

Мопсы - очень обманчивые собаки. В силу устройства морды лица они всегда так смотрят, как будто они тебя презирают и еще чуточку ненавидят, но слишком интеллигентны, чтобы сказать это прямо. И еще хрюкают подозрительно. И когда ты обнаруживаешь, что нет, не презирают, это всегда бывает неожиданно.

Гуляли мы когда-то с почтенной пожилой мопсичкой. Я каждый раз, проходя мимо, ее гладил, но каждый раз сомневался, можно ли это делать, потому что у нее, как водится, на лице было написано то ли "Уйди, презренный холоп!", то ли "Ходют тут всякие". И вот как-то раз мы с нею встретились в большой компании собак, разнополой и разновозрастной. Кто-то обнимается, кто-то рычит, мой кобель уже кого-то трахать пытается... Короче, пока со всем этим разобрались и развели всех, кому лучше не пересекаться, про мопсичку я забыл совершенно. И не погладил. И вот стою я, любусь, как собачки резвятся, и вдруг под ногами у меня кто-то хрюкает. Я смотрю - а это Ева! Подкатилась мне под ноги и взирает снизу вверх с немым укором. Ты забыл! Ты не погладил! Гладь немедленно! То есть, оказывается, гладить ее не только можно, но и обязательно нужно! А что лицо такое - ну, такое лицо.

А в подъезде у нас, на первом этаже, живет другая мопсичка. Несчастное, убогое создание. У бедолаги какие-то кошмарные проблемы с позвоночником, которые, может, и можно было бы вылечить, но хозяйка этим принципиально не заморачивается. Бывают такие люди - она, судя по всему, и к детям своим примерно так же относится. :-( Короче, представьте себе истощенную жабу, разбитую радикулитом - вот примерно так эта мопсичка выглядит. Когда она была моложе и лучше качеством, Рэй за ней изрядно ухаживал - он тогда за всеми дамами ухаживал, независимо от возраста и габаритов. Сейчас он к ней довольно-таки равнодушен, как и к большинству маленьких собачек - ну, обнюхал и побежал дальше. Я ее, конечно, глажу всякий раз, как прохожу, но у нее на лице при этом тоже написано нечто непечатное, поэтому я особо не настаиваю.

И вот сейчас вышли мы вечером гулять. Стоит на дорожке мопсичкин хозяин, стоит и взывает. А мопсичка засела где-то под соснами и выходить не желает. А лезть за ней хозяину тоже неохота, потому что там темно и говны. Рэй к ней было устремился, а я смотрю - там темно и говны, сейчас запутается он поводком в трех соснах, придется мне за ним туда, еще лапы мыть потом... ну его нафиг! И тащу его мимо. Мы уже совсем было ушли своей дорогой, как вдруг мопсичка встрепенулась, ковыляющей трусцой выбежала на дорожку - и за нами! Мол, как так! Прошли мимо и не поздоровались, хамы! То есть, значит, пока Рэй ее нюхал, а я гладил, она на нас смотрела кривой жабой не потому, что мы это зря, а потому, что лицо такое. А когда мы внезапно вздумали пройти мимо, это был шок и потрясение основ.

Ну разумеется, мы ее немедленно погладили. И обнюхали. И еще раз погладили.