April 11th, 2020

Соседкин котик

Тот самый, что загораживает нам с собакой дорогу к подъезду. Сегодня я свернул к их подъезду, пролески пофотографировать, котик увидел меня издали и примчался, подмякивая: мол, давай пускай меня домой, нагулялся уже! А зря примчался: я все равно номера его квартиры не знаю. Ну что ж, вздохнул котик, давай гладь тогда! И залез на скамейку, чтобы гладиться с удобствами.

Тут он на фоне хозяйкиных клумб. Вот сейчас все это как расцветет!



Collapse )

Ворона на гнезде

Вид из окна.



Гнездо тоже частично из проволоки, лоток выстелен чем-то неестественно-белым - подозреваю, какую-нибудь синтепонину распотрошили. Короче, жилье в стиле хай-тек.

Жалко, птенцов мы уже не увидим: к тому времени береза распустится, листва все загородит.

Collapse )

Еще один восход



Видимо, последний на ближайшие месяца полтора. Солнце теперь встает за соседним домом и показывается, когда оно уже высоко. Теперь до лета, когда оно будет вставать где-то в районе телебашни.

Collapse )

Огари



Наш район окучивают огари. Третьего дня пара огарей кружила над нашим двором (не пролетом пролетала, а именно кружила), а сегодня пара огарей (не обязательно та же самая) хозяйственно присматривалась к домам вокруг радиополя. Сели на крышу крайнего дома по улице Демьяна Бедного, прямо напротив телебашни. Посидели, обсудили, улетели. Сели на крышу дома по Берзарина... Потом некоторое время летали кругами над поляной. Все это, разумеется, не молча, а с характерными гнусавыми воплями: "Кваква! Квакваквакваква!" (так я, собственно, их и заметил).

Collapse )



Не знаю, на что они рассчитывают. Гнездиться-то они намерены где-нибудь на чердаке, это понятно. Но вот до Москва-реки-то тут далековато будет. Хотя огари как раз из тех уток, которым ничего не стоит перейти пешком три оживленных магистрали, застопорив движение. Остановить их может только бетонный барьер, которого птенцы не осилят. Возможно, они целятся на пруды на радиополе. Их там аж два, один с утками, второй такой же, но с фонтаном. В таком случае нашим кряквам не поздоровится.

Малый пестрый дятел



Я его уже не первый день вижу и слышу, но только сегодня разглядел и убедился, что это именно он. Горизонт не завален: он долбит дырку в стволе полуповаленного дерева, которое легло на соседнее. И непонятно, то ли дупло долбит, то ли пищу добывает.

Отличить малого пестрого дятла от большого непросто, но можно, если вы хорошо знаете больших. Он как большой, только меньше. :-) Заметно меньше по всем параметрам. И по размерам (если вы его увидите мимоходом, то можете принять за синицу или воробья; БПД с воробьем перепутать сложно), и по голосу, и стучит он намного тише - клювик маленький, слабенький. Крик его похож на крик БПД, но если крик БПД по незнанию можно принять за голос хищника (я лично не раз так ошибался), то МПД пищит, как детская резиновая игрушка. Короче, если вы видите дятла, но какого-то маленького, скорее всего, это он. ;-)

Collapse )

Взглядъ



Дрозд. Пара дроздов почему-то гоняла ворону. Ворона недовольно поворчала (такое негромкое карканье, что и не карканье почти), но в конце концов улетела. Причем вокруг сидело еще штук пять ворон, им дрозды худого слова не сказали. Видимо, та ворона нарушила некие незримые границы (например, покусилась на гнездо со свежеотложенными яйцами). Вообще зрелище, когда пара пичужек размером в треть вороны прогоняет такую довольно крупную и отнюдь не мирную птицу, всегда впечатляет. Впрочем, двухметровый рост отыгрывается величием духа.

А еще, оказывается, у дрозда довольно красивая, сложная и разнообразная песня. Я и раньше думал, что это дрозд поет, но теперь я в этом убедился, потому что видел. Они когда поют, обычно как-то так ловко маскируются среди веток, что и не разглядишь, а этот вот почему-то решил выступить с самой макушки березы. Вот это, на самом деле, малая часть звуков, которые издает поющий дрозд.

Collapse )

Буджолд: гермафродит среднего рода

В какой-то момент я ощутил, что мозги и нервы у меня сели в ноль, и читать что-то, требующее напряжения, умственного или эмоционального, я сейчас не в состоянии. Нужно было нечто знакомое, ненапряжное и занятное. И я взялся перечитывать барраярский цикл Буджолд.

Это оказался приятный сюрприз. Во-первых, выяснилось, что первые книги цикла я забыл, считай, начисто. Хотя в свое время я эту серию зачитал до "не могу больше". То есть сюжет-то каждой книги я как бы помнил, но оказалось, что это процентов десять содержания, не более, если не менее. Иногда дырявая голова - не минус, а плюс. Читал как в первый раз - так я мог бы читать книгу, содержание которой мне пересказали по пьяни на тусовке лет десять назад. Самое интересное, что последние книги цикла, которые мне понравились меньше, и которые я прочел по одному разу, я почему-то помнил лучше, чем первые, которые когда-то прочитал раза по три-четыре. Так, глядишь, еще лет двадцать - и я смогу нормально читать "Властелин Колец"!

Во-вторых, выяснилось, что оно хорошо написано. Ну то есть вот реально хорошо написано, приятно читать. Давно не читал такой хорошей книги. Кстати, на удивление, оно и переведено, в сущности, недурно, хотя официальный перевод в свое время фанаты страшно ругали. Но оно, знаете ли, и не самая простая для перевода книга (как и любой текст, автор которого не чужд языковой эстетике и не чурается игр с языком). Так, для разминки: "The creature was a genetically certified pureblood that Piotr called a quarter horse, though it looked like an entire horse to Cordelia". И там такого полно, да. На самом деле, можно бы читать и по-русски, но по-английски хватит на дольше. ;-)

Ну, и как я уже сказал, цикл представляет немало проблем для переводчиков: и мелких, проходных, вроде таких вот каламбуров, и глобальных. Одна из глобальных проблем - это то, какого рода должны быть отдельные персонажи, учитывая их неоднозначный пол и гендер. То, что среднего рода, it, бесполые ба в "Цетаганде" - это еще полбеды. В применении к ним средний род как раз не удивляет и не коробит, они такие и есть. Но гермафродиты! Гермафродиты отнюдь не бесполы, как раз наоборот, и гермафродит Бел Торн - один из центральных персонажей большей части цикла. А между тем он тоже "оно", it. И оттого, что по-английски автору не приходилось менять глагольные окончания на средний род, в оригинале оно выглядит не менее странно, чем по-русски. Странно и неоднозначно, мягко говоря. Не менее неоднозначно, чем пресловутая "авторка". В применении к человеку или гуманоиду английское it дает обезличивание, расчеловечивание. Близкое, но отнюдь не идентичное мене рода на средний в русском языке, о чем не так давно писала Вилли Вонка. It говорят о своих демонах волшебники у Страуда в цикле про Бартимеуса. It говорят Пожиратели Смерти о грязнокровках, лишенных палочки:
He glanced down at the man Ron had just Stunned.
‘How did it offend you?’
It говорят об андроидах у Филипа Дика, it наверняка были бы киборги в переводе громыкинских "Космоолухов" - для тех, кто считает киборгов не более, чем роботами. То есть сказать о существе it означает принизить его, приравнять к животному, даже к машине: любимую собаку или лошадь, которая тебе небезразлична, it не назовешь, она будет he или she. И тут вдруг Бел Торн! Отважное, предприимчивое, яркое, выразительное, сексуальное по самое не балуйся, трогательное... оно. Нелепо звучит? И по-английски тоже нелепо. Ну а как иначе скажешь? Не мужчина и не женщина - значит, среднего рода, "оно"?

На мой взгляд, со стороны Буджолд это был смелый шаг. Смелый и не самый удачный. Делать выбор в пользу буквального грамматического смысла в ущерб стилистике и коннотациям, которыми обвешана данная конструкция, может себе позволить автор научной статьи или сумасшедший поборник равноправия, но писатель? Эти коннотации можно взять, обыграть, использовать в хвост и в гриву, как Стругацкие со своим "чадом", но нельзя сделать вид, будто их просто нет, и все. Неудивительно, что никто из русских переводчиков - ни официальный перевод, ни Анна Ходош, - последовать за автором не решился. По-русски это выглядело бы совсем уж невозможно, и Бел Торн из драматического персонажа превратился бы в комического: мы все время видели бы, как автор иронически подмигивает нам из-за его плеча. (Я в свое время поступил так же с демонами у Страуда: ну невозможно последовательно именовать в среднем роде существ, которые настолько недвусмысленно мужественны или женственны, сколько бы говорящий ни считал их опасными неразумными тварями). Интересно все же, прав ли я насчет того, как носители языка воспринимают это в оригинале

He и It

Я давно хотел об этом поговорить, но даже не помню, собрался или таки нет. По части свободной мены he и it на меня в свое время, когда я читал на английском "Хроники Нарнии", особенное впечатление произвел мистер Тумнус. В конце первой главы, где он появляется, он однозначно и последовательно he.

He was only a little taller than Lucy herself and he carried over his head an umbrella, white with snow. From the waist upwards he was like a man, but his legs were shaped like a goat’s (the hair on them was glossy black) and instead of feet he had goat’s hoofs. He also had a tail... и так далее до конца главы, довольно длинный абзац.

И тут же в начале второй главы:

“GOOD EVENING,” said Lucy. But the Faun was so busy picking up its parcels that at first it did not reply. When it had finished it made her a little bow.
“Good evening, good evening,” said the Faun. “Excuse me—I don’t want to be inquisitive—but should I be right in thinking that you are a Daughter of Eve?”
“My name’s Lucy,” said she, not quite understanding him.
“But you are—forgive me—you are what they call a girl?” said the Faun...
...“To be sure, to be sure,” said the Faun. “How stupid of me! But I’ve never seen a Son of Adam or a Daughter of Eve before. I am delighted. That is to say—” and then it stopped as if it had been going to say something it had not intended...

- и дальше он еще некоторое время остается it, после чего уже окончательно и бесповоротно становится he.

Я не знаю, чем это объяснить. Единственное разумное объяснение, которое я вижу, что при первом появлении фавна Люси видит его как a person:
And soon after that a very strange person stepped out from among the trees into the light of the lamp-post.
А в ходе диалога в начале второй главы он становится a creature:
And so Lucy found herself walking through the wood arm in arm with this strange creature as if they had known one another all their lives.
Но очевидно, что в сущности это ничего не значит, и все это время мистер Тумнус не менее разумен и человекоподобен, чем сама Люси. Может быть, Льюис хотел этим подчеркнуть, что фавн все-таки по природе ниже Люси, потому что она дочь Евы?