July 23rd, 2020

Нильс сын Хольгера или о политическом значении скандинавских патронимов

Я сейчас в свободное от работы время потихоньку занимаюсь сравнением двух (а точнее даже, двух с половиной) существующих переводов "Путешествия Нильса с дикими гусями" Сельмы Лагерлеф. Занятие это на диво увлекательное и познавательное (можете сами поразвлечься на досуге), результатами я потом поделюсь, но вот одним вбоквелом хочется поделиться прямо сейчас.

Полное имя Нильса (Нильс Хольгер(с)сон) нигде специально не обсуждается. Носитель русского языка по умолчанию предполагает, что "Хольгер(с)сон" - это фамилия. Тем более, что фамилии такого типа он встречал неоднократно. Взять того же всем известного "Карлсона". На самом деле, нет. В раннем советском пересказе Задунайской и Любарской он представляется так: "Меня зовут Нильс Хольгерсон. Мой отец — Хольгер Нильсон — крестьянин..." Что-то непонятное, да? Если это фамилия, у отца должна быть та же? В полном переводе Брауде и того чище: Нильс о себе говорит "Зовут меня Нильс Хольгерссон, я сын крестьянина-арендатора", а о том, что отца его зовут Хольгером Нильссоном, упоминает гусак двумя страницами раньше. И нигде никак это не объясняется. Человеку, худо-бедно знакомому со Скандинавией (например, читавшему исландские саги), все понятно без объяснений (и, видимо, именно поэтому переводчику, филологу-скандинависту, в голову не пришло это как-то пояснить). Разумеется, "Хольгерссон" - это не фамилия. Это отчество. Мальчика зовут "Нильс сын Хольгера", а назвали его Нильсом в честь дедушки-моряка, потому и отца его зовут "Хольгер сын Нильса". Не думаю, что среднему русскоязычному ребенку лет шести-восьми, да даже и двенадцати, это так же очевидно. Скорее всего, это промелькнет и забудется без объяснений.

Но мы с вами люди образованные и все поняли. Идемте дальше. Итак, в начале двадцатого века (напомню, книга написана в 1906-1907 годах, и речь в ней, судя по всему, идет о современности) шведские крестьяне - или, по крайней мере, часть из них, - все еще успешно обходились без фамилий. Вот этого я, например, не знал. А у кого же тогда фамилии были? И тут у меня в голове щелкнуло и завертелось. Collapse )

Семейное

Возвращался сегодня Глюк с конюшни, остановилась на дороге машина, соседка по конюшне вызвалась подбросить до Москвы. По дороге разговорились. О чем будут говорить двое собачников? Естественно, о собаках.

- А вот наш грозы боится...
- И наш грозы боится... А у вас кто?
- Шнауцер.
- О, и у нас шнауцер!
- Он у нас вообще нервный. А ведь самый спокойный в помете был, мы нарочно такого выбирали, его Директором звали...

Ну, таких совпадений уже не бывает!

- А какой у вас питомник?
- Такой-то.
- И у нас такой-то!

Оказался родственник, одиннадцати лет. И вот, блин, буквально все совпадает! Нервный. Боится грозы. Проблемы с ЖКТ. Любит одну хозяйку, остальных домашних - ну так, терпит. Посторонних, которых он не пытается сожрать - по пальцам пересчитать. И, блин, носки! Носки жрет, сволочь!

Но надо сказать, что наш питомник таки старается улучшать породу. У нас в соседнем подъезде одно время жил еще один наш родственник, на два года младше (не знаю, куда делся, надеюсь, хозяева переехали), так он был уже намного вменяемей Рэя. Во всяком случае, посторонних по умолчанию жрать не пытался.

UPD: Нет, наш однозначно улучшенная модель. Но той же версии. Наш, по крайней мере, не пытается жрать всех кобелей подряд. И ему никогда не приходило в голову кусать инструктора. Инструктору он даже погладиться давался. Тот родственничек на площадке работал безукоризненно (наш тоже). Работа есть работа, это они понимают. А как только он видел, что все, работа окончена, он немедленно кусал инструктора за руку. Просто так, чтобы не расслаблялся рядом со шнауцером. Так что нет, наш куды, наш найкращий!

(no subject)

Тут кто-то из френдов на фейсбуке спросил, есть ли у вас излюбленная фраза, после которой вы начинаете рвать собеседника в клочки. Предвестие бури, тсзть. Я подумал и понял, что нет. Потому что я очень воспитанный. Меня учили не хамить людям - и таки научили. Если я таки взрываюсь, я взрываюсь внезапно и без предупреждения.

А если я вам таки нахамил, значит, сдержался и взял себя в руки. ;-)

(no subject)

Еще один дурацкий вопрос: а есть какое-нибудь специальное слово для ситуации, когда идешь в магазин, допустим, за солью и покупаешь тонну всего, кроме соли? И так двадцать раз подряд, и холодильник уже ломится от йогуртов и огурцов, а соли в доме по-прежнему нету?

Стукачество

Совершенно без связи с какими-то очередными скандалами подумалось недавно, что принцип "ябедничать нельзя!" способствует процветанию естественного отбора. В ситуации замкнутого коллектива (абсолютно любого, главное, что просто так взять и уйти нельзя, неважно, по какой причине: потому что ты в тюрьме, потому что ты в армии, потому что ты в школе или потому, что другого такого места просто нет, и если ты уйдешь отсюда, то потеряешь все, чем дорожишь в данный момент) запрет жаловаться означает, что самый сильный может делать все, что захочет. "Самый сильный" не обязательно означает "самый сильный физически". Сила бывает разная. Если ты хороший политик и сумел сплотить не самых сильных, значит, самый сильный теперь ты. Если у тебя отлично подвешен язык и ты способен отболтаться в любой ситуации - это тоже твое эволюционное преимущество, пользуйся. Если ты самый хитрый. Если ты самый обаятельный. Если ты самый трогательный. Неважно, в чем твое преимущество - прикол в том, что преимуществами становится можно пользоваться безнаказанно. А если ты слабее, если ты косноязычен и лишен харизмы, если не умеешь или брезгуешь давить на жалость, хитрить, интриговать - будешь в проигрыше.

Это не всегда плохо, на самом деле. В целом люди дорожат справедливостью, и самый сильный может как раз захотеть устанавливать справедливость - уж как умеет. Но если тот, за кем сила, предпочтет забить на справедливость или, например, понимает справедливость как-то странно - то все. Бежать некуда, обратиться не к кому. Ябедничать западло. Выносить сор из избы - предательство. Терпи. Иногда единственный выход - в окно.