August 15th, 2020

Еще раз о примечаниях

В связи с темой "длинных слов" я снова задумался о том, о чем размышляю почти все время. Нет, не о том, что вы подумали, а о сносках. А точнее - о том, на ком лежит ответственность за понимание того, что написано в тексте. Если читатель взрослый, то понятно, что в основном все же на читателе. А если нет? Поскольку я в последние несколько лет перевожу почти исключительно детскую литературу, для меня этот вопрос более чем актуален. Какие слова стоит использовать? Стоит ли употреблять "сложные" слова? [Spoiler (click to open)](В русском это не столько "длинные греческие заимствования": слово "пневмония", по идее, у нормального ребенка лет двенадцати проблем вызывать не должно, - сколько нормальные русские слова, вышедшие из употребления. А в последние лет пятьдесят слова из употребления выходят просто пачками, лексикон усыхает на глазах, там, где было три-четыре синонима с тонкими смысловыми различиями, остается один с наиболее общим значением, тонкости распознаются по контексту). Поймет ли современный ребенок четырнадцати лет вот это слово? А то? А двенадцатилетний? А восьмилетний? То есть это мысли постоянные, они фоном присутствуют все время, когда работаешь (а работаешь все время, пока не спишь, даже если не за компьютером, а гуляешь с собакой).

Вот у меня такое ощущение, что для западного автора это не проблема вообще. Возможно, это иллюзия - у них самих я не спрашивал, - но по текстам не заметно, что их это хоть как-то парит. То есть, видимо, есть книжки для самых маленьких, где специально пережеванные тексты на уровне телепузиков, но на ребенка, способного читать самостоятельно, скидок не делают. Какие слова автору нужны, такие он и употребит. Вот только что выяснилось, что героиня недавно узнала слово oppressive - а вот уже в следующей главе математичка обрушивается на нее с apocalyptic fury. Ок, ладно, мне резонно поставили на вид, что как раз слово "апокалиптический" американский ребенок запросто может и знать - даже если семья не религиозная, в воздухе оно все равно носится. Но в этой книге слишком много длинных сложных слов и понятий, чтобы все их можно было объяснить таким образом. И речь не только о словах. Взять, например, "Перси Джексона", тоже нормальная такая фэнтезевина для среднего школьного возраста. "Перси Джексон" по умолчанию предполагает знание читателем античной мифологии на достаточно приличном уровне. Как минимум "Я недавно прочел Куна и все помню", а где-то и Куна может оказаться недостаточно - там довольно тонкие нюансы и намеки, основанные, например, на взаимоотношениях Афродиты, Ареса и Гефеста, не факт, что все это есть в пересказах для детей. Я было подумывал писать примечания - но нет, загнать это все в примечания было попросту невозможно. Чтобы оценить самовлюбленного тинейджера Аполлона, сочиняющего скверные хокку, мало знать, кто такой Аполлон - нужно много всего знать про Аполлона. И либо ты это знаешь, на уровне фоновых знаний, "уже забыл, где читал", либо нет. Не знаешь - ну ок, твои проблемы, читай как-нибудь так, там разберешься, кто такой Протей и почему Перси служат нереиды.

Мне кажется - повторю еще раз, МНЕ КАЖЕТСЯ, если я неправ, пусть меня поправят те, кто ближе знаком с американской и английской культурой, - что такое отношение складывается из двух составляющих. Collapse )

Archimancy

Мне снова требуется помощь коллективного разума. Серия, которую я сейчас перевожу (вот первую книжку доделываю) носит общее название Archimancy. Archimancy - это термин, он регулярно встречается в тексте и означает он "архитектурная магия". Не в переносном смысле, а в самом прямом, такая разновидность техномагии: здание, выстроенное определенным особым образом, обладает определенными сверхъестественными свойствами. На русский это, в общем и целом, переводится как "архимантия". "Архи-" от архитектуры, "-мантия" как "некромантия" и т.п. Но звучит оно не очень. "Архи" в данном случае воспринимается как приставка, обозначающая высшую степень чего-то, типа как "верно, архиверно!", а "мантия" рискует быть понятой как род одежды. Нет, это не смертельно, но все-таки. Нет ли способа перевести это как-то иначе, с сохранением смысла? Мне ничего в голову не приходит, но вдруг кого-то осенит гениальная идея?