February 28th, 2021

О проблеме учителя

Чтобы было понятней, что я имею в виду. Я вот уже не у первого автора вижу упоминание о таком школьном задании, как "дневники". Очевидно, в современной американской школе это вообще стандартная часть программы обучения словесности (там, по крайней мере, в средней школе, нет отдельных предметов "англ. яз." и "лит-ра", как у нас, это единый предмет - что, в целом, логично: и развитие речи, и грамотность, и основы грамматики (насколько уж они там есть), и изучение родной литературы - все это идет в комплекте). Где-то в первой половине средней школы, лет в 10-12, детям дают задание: вести дневник. Очевидно, с дополнительными заданиями: написать о том, написать об этом. [Spoiler (click to open)]На самом деле, регулярное ведение дневника - превосходный метод развития письменной речи: когда человек постоянно пишет о чем хочет (то есть не вымучивает из себя "ну что бы такого написать-то?"), и при этом старается рассказывать о каких-то событиях, записывать смешные или впечатлившие его случаи, выражать словами свои эмоции, проговаривать суть конфликтов и так далее. Как минимум он научится связно выражаться письменно (а это совсем не то же самое, что говорить устно). Как максимум у него разовьются способности литератора: не обязательно из него выйдет писатель, но и журналисту, и переводчику, и всем остальным людям, работающим с текстами, это тоже необходимо.

В сущности - ничего такого, чего каждый из нас не делал бы в соцсетях практически ежедневно, добровольно и с песнями. Но. Но. Даже взрослые люди в соцсетях пишут разное. И в соцсетях для этого существует система подзамков с разными уровнями доступа, вплоть до "видно только мне". Ребенок десяти-двенадцати лет в дневнике может написать вообще что угодно. Что-то стыдное, что-то страшное, что-то, за что его засмеют, просто что-то слишком личное и болезненное, о чем никому бы рассказывать не стоило. И вот тут, конечно, все зависит от учителя. Его дело - определить, что можно зачитать вслух перед классом, что можно обсудить с ребенком наедине, чего вообще лучше не трогать, потому что он написал с разгону о том, чем отчаянно хотелось поделиться, а теперь жалеет, что вообще об этом заговорил. Для этого мало знать абстрактную детскую психологию - для этого надо знать и данного конкретного ребенка, и отношения в классе в целом: то, что в одном коллективе обсудить нормально, в другом станет предметом насмешек; те признания, которые одному ребенку сойдут с рук - другого за это засмеют и затравят... Я уж молчу о том, чтобы зачитывать эти самые дневники вслух все подряд, высмеивая дурацкие признания и грамматические ошибки. Ну, и изначально уровень доверия к учителю должен быть такой, чтобы ребенок думал, о чем он хочет написать, а не о том, что бы такого намарать для отмазки, чтобы училка отвязалась и не лезла. Я думаю, что если бы такое задание дали в нашем шестом "Б", я, скорее всего, оказался бы едва ли не единственным, кто всерьез решился бы вести дневник напоказ учительнице. Это при том, что у нас в целом учителя были нормальные, и соображали, что можно зачитать вслух, а чего не стоит - иные мои сочинения по степени откровенности бывали ничем не хуже дневника, и меня, надо сказать, никто ни разу не подставил. Но все равно: большинство моих одноклассников жизнь уже научила не откровенничать.

И вот такого рода ситуации в школе встречаются регулярно. От учителя зависит очень многое, и какая-нибудь дура-училка запросто может одной меткой фразой навсегда отбить у человека охоту заниматься тем, что могло бы стать делом его жизни. Хотя, конечно, в этом плане у родителей возможностей намного больше.

Дятел на заборе

На радиополе один из дятлов нашел способ передятлить всех. Он сел на забор из рифленого железа и барабанил по нему. Этого, думаю, уже никто не переплюнет. Сто квадратных метров сплошного резонатора! Не знаю, почему до сих пор до такого никто не додумался. Возможно, у всех прочих дятлов собственные нервы не выдерживают такого хард-рока. Остается выяснить, как к этому отнесутся дамы. Как к суперстимулу - или решат, что это уже перебор и чересчур авангардно, и наш новатор останется в одиночестве.

Видео я записал, но оно не передает. У фотоаппарата микрофон слишком слабенький. (Самого дятла на видео не видно: забор глухой, дятел сидит с другой стороны).



Но вообще, если эта тактика реально работает и авангардисты пользуются спросом у дам, видимо, постепенно должна возникнуть популяция городских дятлов, вместо дедовских сучков и сушин использующих исключительно современные рукотворные инструменты. Если такое случится, нас ждут страшные времена. Дятлов будут ненавидеть хуже, чем соседа с перфоратором. Потому что в апреле месяце дятел начинает работать в пять утра, и жаловаться на него некому, это тебе не собянинские работяги. (А если вам посчастливилось и у вас под окнами завелось дупло с дятловым семейством, то в июне дятлы встают в четыре, без выходных, и верещат они не умолкая все светлое время суток). Потому они и зовутся "дятлами"!

Лыжное

Достойно отметили последний день зимы: сходили в Серебряный Бор на лыжах. Глюк купил себе лыжные ботинки, а лыжи взял Ольгины - их купили ребенку навырост в те незапамятные времена, когда школьная физкультура еще предполагала лыжи. Всегда знал, что Глюку верить нельзя, но каждый раз забываю. Все годы знакомства он мне мозги полоскал, будто на лыжах ходит очень плохо. Сам я в этом убедиться случая не имел: в последний раз он на лыжах ходил еще в универе. Но верил на слово и заранее готовился мотаться челноком вдоль лыжни, пока Глюк еле ноги передвигает. А он как встал на лыжи, как почесал! Мы всю тамошнюю спортивную трассу прошли (все равно там сейчас ходить особо больше некуда, на Москва-реке на льду вода стоит, там только на водных).

Но лыжня, надо сказать, была отличная, просто на удивление. Лыжи сами едут. (Ну, возможно, дело в том, что я их свечкой натер...) Если, Бог даст, через неделю будет погода такая же, точно поеду в Радищево.