kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Category:

Эксперимент Милгрэма как Игра

Думаю, про то, что такое эксперимент Милгрэма, никому объяснять не надо? Ну, погуглите, в крайнем случае. Его результаты обычно толкуются как "повиновение власти", начальству и так далее. Собственно, эксперимент и был задуман изначально в связи с исследованием преступлений нацизма, как проверка того, насколько обычный гражданин, "человек с улицы", готов повиноваться преступным приказам начальства. Эксперимент, собственно, показал, что еще как готов - порядка 60 процентов испытуемых послушно выполняли приказы до упора, невзирая на вопли жертвы.

А я вот задумался, точно ли дело именно в повиновении начальству. Нет, ну серьезно: какое экспериментатор "начальство"? Что он тебе сделает? Ты сейчас выйдешь за дверь и больше его не увидишь никогда в жизни. Ведь настоящему начальству - шефу, учителям, родителям, - люди еще как способны противостоять, тем более когда речь идет о каких-то вещах, задевающих жизненно важные принципы. Несмотря на то, что шеф, отец или директор школы может доставить тебе вполне ощутимые неприятности. А тут нате вам - строгий голос и несколько десятков долларов за участие в эксперименте вдруг взяли и перевесили, заставив делать то, чего ты по собственной воле никогда в жизни делать бы не стал.

Задумался я об этом, собственно, после того, как от знакомой на фейсбуке упало в личку настойчивое предложение поучаствовать во флешмобе. Суть флешмоба сводилась к тому, что ты должен совершить некое довольно глупое действие, какого сам бы по своей воле никогда не совершил, а потом предложить всем, кто как-то отреагирует, сделать то же самое. Формулировка была чеканная: "Теперь ваша очередь. Вы стали частью игры. Вы не должны были комментировать или ставить лайки на мою запись. Человек, который ставит лайк или комментирует мой статус, должен..." неважно, что. Важна сама магическая формула. Честно говоря, мне потребовалось существенное усилие воли, чтобы отказаться. И то после того, как я про себя проговорил, что именно мне в этом не нравится и почему я отказываюсь. Будь это в режиме реального времени, я бы, скорее всего, машинально согласился. Хотя, повторю, речь шла о дурацком поступке, какого я бы сам по доброй воле никогда не совершил.

В чем же дело? Эта знакомая мне никакое не начальство. Я ей абсолютно ничего не должен. Она мне совершенно точно ничего не сделает. А тем не менее я был почти готов выполнить ее требование (точнее, даже не ее, а организаторов флешмоба - не сама же она это выдумала), совершенно дурацкое (и недвусмысленно обозначенное как таковое).

Прежде, чем писать дальше, я должен напомнить всем, кто со мной недостаточно знаком, что я отнюдь не психолог, психологического образования не имею, психологией интересуюсь чисто по-дилетантски, и все мои рассуждения вес имеют соответствующий. О различных профессиональных интерпретациях результатов эксперимента Милгрэма можно прочесть в соответствующей статье английской википедии (в русской раздел "Интерпретации" отсутствует). Говоря об "Игре", я опираюсь на труд Хейзинги "Homo ludens", и исхожу из данных там определений.

Так вот, я внезапно предположил, что одно из возможных объяснений (не противоречащих "повиновению авторитету" как таковому) состоит в том, что эксперимент - не данный эксперимент, а сама ситуация эксперимента как таковая, - воспринимается как разновидность Игры. А Игра - это очень специфическая ситуация, четко отделяющаяся от обыденной жизни, и в рамках Игры обыденные, повседневные правила не действуют. Внутри Игры свои правила, которые повседневным могут прямо противоречить. И, что характерно, вот это не представление даже - ощущение того, что внутри игры обычные правила не действуют, а зато правила самой игры нарушать нельзя ни в коем случае - оно очень глубинное, может быть, даже более древнее, чем сам человек. "Участник игры, который действует вопреки правилам или обходит их, это нарушитель игры, "шпильбрехер". С манерой игры теснейшим образом связано понятие fair, -- играть надо честно. Шпильбрехер, однако, вовсе не то, что плут. Этот последний лишь притворяется, что играет. Он всего-навсего делает вид, что признает силу магического круга игры. Сообщество входящих в игру прощает ему его грех гораздо легче, нежели шпильбрехеру, ломающему весь их мир полностью. Отказываясь от игры, он разоблачает относительность и хрупкость того мира игры, в котором он временно находился вместе с другими. В игре он убивает иллюзию, inlusio, буквально в-игрывание, слово достаточно емкое по своему смыслу. Поэтому он должен быть изничтожен, ибо угрожает самому существованию данного игрового сообщества. Фигура шпильбрехера яснее всего проступает в играх мальчишек. Это маленькое сообщество не задается вопросом, уклоняется ли он от игры из-за того, что ему не велят, или из-за того, что боится. Или, вернее, такое сообщество не признает никаких "не велят" и называет это "боится". Проблема послушания и совести для него, как правило, не выходит за рамки страха перед наказанием. Шпильбрехер разрушает магию их волшебного мира, поэтому он трус и должен быть подвергнут изгнанию" (Хейзинга, "Homo ludens"). И вот этот мальчишеский позыв не сплоховать, не быть "шпильбрехером" - он куда сильнее, чем можно предположить на первый взгляд. Меня всегда поражали, например, истории о карточных долгах. Ну казалось бы - ведь это же просто игра, что их заставляет? Нет. Люди проигрывают имения, проигрывают состояния, проигрывают честь и иной раз самую жизнь - но им даже в голову не приходит заявить "Ну все, пацаны, мы зашли слишком далеко, я так больше не играю, я пошел домой, у меня ужин стынет". Нет, человек готов пожертвовать буквально всем, вообще всем, лишь бы не нарушить эти дурацкие, абсолютно условные правила. Это тебе не постороннего дядьку током шарахнуть.

Пока идет Игра и мы в ней участвуем, ее правила нерушимы, а все прочие - не действуют. В Игре можно дофига всего, чего ты в повседневной жизни никогда и ни за что бы не сделал. Ролевики отдают себе в этом отчет, может быть, лучше всех остальных. По жизни ты добрый, абсолютно порядочный человек, но по игре ты можешь и убивать, и пытать, и предавать, и насиловать - смотря какая роль тебе выпала, смотря как обернется игра; [вбоквел про игру]причем чем лучше, чем добросовестнее игрок, чем качественнее он способен отрешиться от себя и "войти в игру", тем больше вероятность, что в его игровом опыте будет все вышеперечисленное. Это плохие, неопытные игроки играют только себя-любимых и непременно "хороших". Хороший игрок всегда способен играть "за фашистов". По-настоящему хороший игрок способен играть "за фашистов", оставаясь по жизни все тем же добрым, обаятельным Васей. Потому что он четко разграничивает, что вот тут играем, тут - не играем; "дивного эльфа" мочим насмерть, а на живой девочке Элечке только обозначаем удар, у нее доспех картонный. Опять же, если ты собака, в игре можно кусаться и рычать, даже на сук и щенков, и безжалостно убивать "добычу", даже если по жизни ты мухи не обидишь. Я же говорю: представление об Игре куда древнее самого человека, и одним Homo sapiens отнюдь не ограничивается - собаки и их сородичи прекрасно понимают, что такое ситуация Игры, хронотоп Игры, и чем Игра отличается от реальной жизни. И, кстати, шок и ужас оттого, что "добыча" вдруг и вправду умерла (если этого в виду не имелось), собакам свойственны ничуть не меньше, чем заигравшимся мальчишкам. Именно поэтому хорошо продуманная игра (включая, в том числе, садо-мазо) часто включает в себя функцию отмены игры - всякие там "чур, вне игры!", карточки судей, стоп-слова и прочее. Именно для того, чтобы в любой момент иметь возможность прервать Игру и выйти из ее пространства-времени в обыденный мир, где действуют обычные, привычные, безопасные правила. Где нельзя убивать, мучить, насиловать, где тебя тоже никто убивать и мучить не будет, и где Вася снова станет славным добрым Васей, а не жутким орком. Но по умолчанию Игра вовсе не обязана иметь встроенную функцию отмены, и многие игры ее не имеют.

Так вот я и говорю: может быть, участники эксперимента Милгрэма просто рассматривали эксперимент как игру? Научный эксперимент обладает многими свойствами игры. Он условен; он ограничен в пространстве и во времени; здесь мы лишаемся всех своих привычных идентичностей и становимся безымянными "испытуемыми" или "добровольцами"; на его территории не действуют обычные правила, а какие правила действуют - сейчас тебе ведущий расскажет. Если рассматривать эксперимент Милгрэма как модель реальных пожизневых взаимодействий - результаты контринтуитивны ("За несколько дней до начала своего эксперимента Милгрэм попросил нескольких своих коллег... ознакомиться с планом исследования и попробовать угадать, сколько испытуемых-«учителей» будут, несмотря ни на что, увеличивать напряжение разряда до тех пор, пока их не остановит (при напряжении 450 В) экспериментатор. Большинство опрошенных психологов предположили, что таким образом поступят от одного до двух процентов всех испытуемых. Также были опрошены 39 психиатров. Они дали ещё менее верный прогноз, предположив, что не более 20 % испытуемых продолжат эксперимент до половины напряжения (225 В) и лишь один из тысячи повысит напряжение до предела"). Если рассматривать ситуацию как игровую, где экспериментатор - ведущий, мастер либо более опытный игрок, лучше знающий правила... ну, знаете ли, бывает и такое, да. И тот факт, что столь щщикарные результаты дали именно студенты Йельского университета, в этих условиях многое объясняет. Это были люди, воспитанные в англосаксонской традиции "спорта" и "честной игры", где даже в наше время излишняя мягкотелость не приветствуется, а уж в шестидесятые-то годы и подавно. Поинтересуйтесь статистикой травм в американском футболе (ладно, я поинтересовался за вас: "According to the College Football Assistance Fund, over 20,000 injuries occur from college football each year" - это уже в наше время, после всех принятых мер безопасности), учтите, что подопытных изначально заверили, что серьезного физического вреда они напарникам не причинят, а потом подумайте, насколько серьезно они относились к "страданиям жертвы".

Должен сказать, что все вышесказанное, на мой взгляд, не отменяет выводов Милгрэма. "Игровое" отнюдь не значит "несерьезное". Игра в хейзинговском смысле напрямую примыкает к бахтинскому "карнавалу", где все вверх дном и все дозволено; а до войны, мятежа и революции там рукой подать. Что в ситуации войны или бунта люди позволяют себе многое, чего потом сами же ужасаются - это, кажется, ни для кого не секрет; удивительно то, что эти условия оказывается так легко воспроизвести в мирное время. Но если непривычная ситуация воспринимается как Игра - там становится возможно все, что угодно. Я же для себя на всякий случай оставлю заметочку, что фразы вида

«Эксперимент требует, чтобы вы продолжили» (Experiment requires that you continue);
«Абсолютно необходимо, чтобы вы продолжили» (It is absolutely essential that you continue);
«У вас нет другого выбора, вы должны продолжать» (You have no other choice, you must go on)

- и т.п. - это стоп-слово, которое требует ни в коем случае не продолжать, а остановиться и задуматься, точно ли я должен, сколько и кому именно. Возможно, это та Игра, в которой я предпочту не участвовать. И пофиг, что подумают пацаны.
Tags: Психоложество, Рассуждения дилетанта
Subscribe

  • Калининград: второе утро

    На второй день я опять вскочил ни свет ни заря, и опять отправился гулять по городу. На этот раз я пошел в сторону мореходки, куда мы и накануне…

  • Калининград: второй вечер

    Нам там ужасно везло с закатами. Все были разные, и все красивые. Второй был золотой.

  • Калининград: день первый

    Просто отдельные фото россыпью. Опять Бранденбургские ворота, и проходящая через них костлявая, жилистая трамвайная линия. Сейчас она на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Калининград: второе утро

    На второй день я опять вскочил ни свет ни заря, и опять отправился гулять по городу. На этот раз я пошел в сторону мореходки, куда мы и накануне…

  • Калининград: второй вечер

    Нам там ужасно везло с закатами. Все были разные, и все красивые. Второй был золотой.

  • Калининград: день первый

    Просто отдельные фото россыпью. Опять Бранденбургские ворота, и проходящая через них костлявая, жилистая трамвайная линия. Сейчас она на…