kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Categories:

Про инициацию и прочее

Сейчас для того, чтобы стать мужчиной, ты уже не должен убить себе подобного.
Из статьи Е. Шульман

Просто в качестве иллюстрации - из "Саги о Ньяле".

1) Они быстро спешились и бросились на Гуннара, Халльбьёрн первым.
— Погоди! — сказал Гуннар. — Тебя-то я как раз и не хотел бы трогать, но когда мне приходится защищаться, я не щажу никого.
— Не могу, — сказал Халльбьёрн. — Ты ведь собираешься убить моего брата, и мне было бы стыдно сидеть сложа руки.
И с этими словами он обеими руками направил в Гуннара большое копье. Гуннар выставил щит, но Халльбьёрн пробил его. Гуннар с такой силой рванул щит книзу, что он воткнулся в землю, и так быстро выхватил меч, что глазом невозможно было уследить. Он ударил Халльбьёрна мечом по руке выше запястья и отсек ему кисть. Скамкель забежал сзади и хотел было ударить Гуннара большой секирой. Гуннар резко повернулся к нему и сам ударил копьем по секире так, что та выскользнула у Скамкеля из рук и упала в реку. Затем Гуннар пронзил Скамкеля, поднял его на копье и бросил вниз головой на дорогу.
Аудольв выхватил копье и метнул в Гуннара. Гуннар на лету перехватил копье и тотчас швырнул обратно. Копье пробило щит, прошло через тело норвежца и воткнулось в землю. Откель хотел ударить Гуннара мечом, он целился в ногу ниже колена, но тот подпрыгнул, и удар пришелся мимо. Гуннар пронзил его копьем.
Тут подбегает Кольскегг, бросается на Халлькеля и наносит ему мечом смертельный удар. Так они убили всех восьмерых.

* * *

Гуннар и Кольскегг отправились после боя домой. Они быстро поскакали по песчаному берегу, и Гуннар упал с лошади, но вскочил на ноги. Кольскегг сказал:
— Здорово ты скачешь, брат!
— Как раз этими словами оскорбил меня Скамкель, когда я сказал ему: «Вы наехали на меня».
— Теперь ты за это отомстил, — говорит Кольскегг.
— Не знаю, — говорит Гуннар. — Наверное, другие храбрее меня: мне нелегко решиться убить человека.


2) Он сел на лошадь и поехал в Конец Склона. Там он велел вызвать Халльгерд и спросил ее, где Брюньольв.
— А что тебе от него нужно? — спросила она.
— Я хочу, чтобы он сказал мне, где спрятал тело Атли. Мне сказали, что он плохо завалил его.
Она указала ему, куда идти, и сказала, что он внизу, на Поле Между Реками.
— Смотри же, — сказал Торд, — чтобы с ним не случилось того же, что и с Атли.
— Убийство — это не по тебе, — сказала она. — Ничего не случится, если вы встретитесь.
Я никогда не видел человеческой крови и не знаю, что со мной будет, когда я ее увижу, — сказал он и побежал от двора вниз, к Полю Между Реками.
Раннвейг, мать Гуннара, слышала их разговор.
— Ты обозвала его трусом, Халльгерд, — сказала она, — но, по-моему, он смелый человек, и твоему родичу придется узнать это...

* * *

И вот эта весть дошла до тинга. Ньяль велел, чтобы ему рассказали ее три раза, и затем сказал:
— Не думал я, что столько людей станут убийцами.
Скарпхедии сказал:
— Все равно недолго оставалось жить человеку, которого убил наш воспитатель, никогда не видавший человеческой крови! Многие, зная наш нрав, наверно, сочтут, что это скорее следовало сделать нам, братьям.

3) Ньяль жил на Бергторовом Пригорке, на Островной Равнине. Другой его двор назывался Торольвова Гора. Ньяль был богат и хорош собой, но у него не было бороды. Он был таким знатоком законов, что не было ему равных. Он был мудр и ясновидящ и всегда давал хорошие советы. Он был доброжелателен, обходителен и великодушен, прозорлив и памятлив и никому не отказывал в помощи, кто бы к нему ни обращался.

* * *

Флоси сказал:
— Если хочешь знать, я отвечу тебе, что, по-моему, это положил твой отец — безбородый старик, так что многие, когда глядят на него, не знают, мужчина он или женщина.
Скарпхедин сказал:
— Подло поносить старика, которого еще никогда не оскорблял ни один честный человек. Вам должно быть известно, что он мужчина, потому что он прижил со своей женой сыновей. И мало наших родичей похоронено у нашего двора, за кого бы мы не отомстили.


Для понимания, о чем идет речь. Общество эпохи саг - это первобытное общество (в прямом смысле слова: у них там родовой строй, собственно, Исландия была заселена в основном людьми, которые не были согласны на переход к феодальному строю), достаточно жесткое, жестокое и весьма маскулинное. Жестокое оно по необходимости: государства нет, властей нет, жаловаться некому, кроме тебя самого твои права никто отстаивать не будет. Тем не менее миролюбие и нежелание убивать не рассматриваются как нечто однозначно плохое и недостойное - и, в целом, их неплохо отличают от банальной трусости. Ньяль за свою жизнь никого не убил - это не мешало ему быть почтенным и уважаемым человеком. Торд Вольноотпущенников Сын, явно немолодой человек, тоже никого не убивал, а понадобилось - так и убил. Гуннар с Конца Склона поневоле убивал многих, но ни разу не сделал этого тогда, когда убийства можно было бы избежать.

Это, кстати, еще и к вопросу о благородстве хищников. Сдается мне, больше всего сокрушаются о том, что нам теперь не надо убивать себе подобных, именно те, кто в обществе "убийц поневоле" стал бы не самым уважаемым человеком - будь то мужчина или женщина.
Tags: Книжное, Психоложество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments