kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Category:

Что рано читать детям

Если не у любого, то у многих из нас есть длинный список книг, которые, по их мнению, они прочли слишком рано (или, наоборот, как раз вовремя), и которые они бы своим детям ни за что не дали. Традиционный список возглавляют, конечно, секс, жестокость и "ужасы". Если так разобраться, все зависит от конкретного ребенка. И если ребенку предоставить самому решать, что он хочет или не хочет читать, оказывается, что он вполне способен отсеять то, что ему - именно ему, не "ребенку вообще", а данному конкретному мальчику или девочке, - прямо сейчас читать не стоит. Ольга, например, спокойно относилась ко всяким ужасам и мистике, но при этом до весьма почтенных лет терпеть не могла "про секс". Вопрос "запрещать - не запрещать" никогда не стоял: Ольга росла не самым читающим ребенком, и домашние радовались, если она читала хоть что-нибудь. Но я обычно заранее предупреждал, что "там про секс", и Ольга либо откладывала книгу, либо пропускала соответствующие эпизоды, если книга в целом была интересной. Я довольно долго вообще любые описания секса пропускал мимо глаз как скучные и непонятные, зато не переносил двух вещей: чтобы в книге кого-то мучили, и когда герой оказывается в неловком, идиотском, позорном положении. Года в четыре я изумлял свою матушку тем, что наотрез отказывался слушать "Конька-горбунка": я откуда-то взял, что там "Иванушку мучают". Объяснить этого матери я тогда не мог, но сам факт помню очень твердо. Там Иванушку мучают, я не хотел про это слушать. Соответственно, все обязательные "Белые Бимы", "Черные курицы", "Белые пудели" и прочие назидательные тексты о том, как кого-то замучили или обидели, и как его теперь жалко-жалко, вполне съедобные для детей с нормальным уровнем эмпатии, для меня были абсолютно непереносимы. (Хотя бывают и покруче меня: толстовского "Льва и собачку" я в свое время съел не поперхнувшись, поскольку с моей точки зрения растерзанная собачка была проходным персонажем и ее не так жалко, а вот у дочки известной психологини от этого поучительного рассказа сделалась истерика...) Ольгу, напротив, эмпатией накрыло лет в девять, внезапно, стремительно и ненадолго, после чего она страдания героев снова воспринимала относительно спокойно (ну, насколько мне известно). Кто-нибудь еще нормально переваривал и "Белого Бима", и пионеров-героев, и "взрослые отношения", зато мог месяцами не спать от самых невинных сказок про ведьм и привидения...

Короче, мне кажется, что если детей не кормить литературой насильно, а усадить за накрытый стол и предоставить выбирать блюда по собственному вкусу, то дети разберутся и благополучно переварят и "Белого Бима", и "Гамлета", и Достоевского, и братьев Гримм, и Рабле без купюр, кому что годится.

Единственные книги, насчет которых мне по-настоящему жаль, что я прочел их слишком рано, никто бы не отнес к разряду "недетских". И тем не менее теперь мне жаль, что они попались мне в руки в восемь-десять лет - хотя тогда я, конечно, гордился, что читаю такие умные и взрослые книжки. Беда как раз в том, что книжки эти были хоть и взрослые, но не такие уж умные - во всяком случае, ценят их не за это. Я говорю о шедеврах юмористической литературы. Первое, что приходит на ум - это, конечно, "Дон Кихот" и "Трое в одной лодке". "Дон Кихота" я прочитал сам, "Троих в лодке" мне буквально навязала матушка ("Почитай, ужасно смешно!") Обе книги я добросовестно осилил (когда тебя в очередной раз заперли дома болеть на две недели, и все прочее уже двадцать раз перечитано, особого выбора у тебя все равно нет), примерно запомнил сюжет, но по сути ни черта не понял. Просто в обоих случаях я имел дело с юмором того сорта, что подразумевает наличие определенного жизненного опыта, которого у меня не было и быть не могло, знание реалий, с которыми я не сталкивался, и опирается на умалчиваемое представление о Норме, которой я не знал и знать не мог. И если с реалиями все относительно просто - целевая аудитория русского "Дон Кихота" их тоже не знала, поэтому все они были добросовестно вынесены в примечания, - то с представлением о норме и жизненным опытом у меня были кранты. Практически все отступления от нормы, которые и создают комический эффект в "Дон Кихоте" или у Джерома, я воспринимал как саму норму. Как информацию о том, что люди поступают (в те давние, загадочные времена поступали) так-то и так-то. Нет, что обычно люди не воюют с ветряными мельницами - это я прекрасно понимал. А вот что пузатый крестьянин средних лет никак не годится в оруженосцы рыцарю - это мне в голову не приходило и прийти не могло. И про то, что бальзамы обычно готовятся не так, как описано в "Дон Кихоте", я тоже не подозревал. Где там: я и слова-то такого ни разу не слышал (вьетнамский бальзам "Звездочка" появился лет на пять позднее и был опознан как "наверно, тот самый бальзам из "Дон Кихота"). По сути, я был наивен, как сам дон Кихот, только еще наивнее. А "Трое в лодке" навсегда остались для меня еще одной книгой про собаку. И пара смешных эпизодов, которые я таки опознал как смешные (про сыр и про керосин) не искупали общего тягостного недоумения: а где тут смеяться-то надо? Марк Твен был более читабелен потому, что "Том Сойер" был написан с точки зрения мальчишки, с его небогатым, в общем-то, жизненным опытом. Хотя и там я поначалу многое упустил. В "Гекльберри Финне" и "Янки при дворе короля Артура" я уже плавал. А рассказы просто читать не стал.

При этом, скажем, я вполне понимал и ценил юмор Гоголя. И "Сорочинская ярмарка", и "Ревизор" в те же восемь лет оказались мне вполне по зубам, и перечитывая их позднее, я не открыл для себя ничего принципиально нового, чего бы я не понял при первом чтении. В том же возрасте я ухитрился прочесть как юмористическую книгу "Поднятую целину" - да-да, там был комический персонаж, дед Щукарь, и я от него был в восторге: истории про "астролябию" и про то, как Щукарь в детстве попался на крючок, представляли собой ровно тот уровень юмора, что был мне доступен; а историю о том, как сельский кулак уморил голодом родную мать, чтобы старуха не болтала лишнего, я каким-то чудом ухитрился пропустить мимо глаз и обнаружил уже намного позднее. А вот Глюк, скажем, тоже лет в восемь прочел Джерома и все понял как надо.

То есть и это тоже сугубо индивидуально. Более того, чтобы сказать ребенку про веселую и остроумную книгу, которая его не то, чтобы "травмирует непоправимо", а которую он просто не оценит прямо сейчас: "Не надо, не читай, тебе это рано, ты не поймешь", и он бы послушался и отложил книгу лет на пять-десять, - для этого нужно, чтобы с ребенком были сформированы отношения, которых у меня не было и быть не могло, и которые, по-моему, мало у кого из моих ровесников были. Нужно, чтобы "Тебе это рано, ты не поймешь" было не оскорбительным оценочным суждением ("ну куда ты лезешь, ты еще маленький и глупый!" - "это я-то маленький и глупый?!!"), а нейтральной констатацией факта ("да, наверно, мама лучше знает, когда она так говорит, она обычно бывает права").
Tags: Воспитательское, Книжное, Личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →