kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Categories:

Притяжательные прилагательные на -ов/-ин

Я хотел поговорить о притяжательных прилагательных на -ов (-ев), -ин, -нин. Во-первых, потому, что это очень интересная группа сама по себе. А во-вторых, потому, что группа эта в современном русском языке вымирающая. И мы с вами можем буквально на уровне школьной лабораторной, не пользуясь никакими профессиональными инструментами, кроме элементарных школьных знаний и собственного языкового чутья, группу эту отпрепарировать и своими глазами посмотреть, что это значит и как это выглядит на практике. Это совершенно уникальная возможность, все равно что своими глазами наблюдать возникновение нового вида или вспышку сверхновой. Обычно же мы не видим развития языка, как не видим движения литосферных плит. Непрофессиональному носителю языка язык представляется чем-то застывшим и неизменным, а те изменения, которые мы способны наблюдать "невооруженным глазом", на протяжении своей жизни, обычно воспринимаются как "порча". И в школе об изменчивости языка особо не говорят, потому что это слишком сложно. В результате язык воспринимается как этакая скала, которая может максимум подвергаться выветриванию и мало-помалу разрушаться, когда на самом деле он больше похож на Гераклитову реку, в которую нельзя войти дважды. Он постоянно течет и меняется, просто так медленно, что кажется, как будто стоит на месте - и только оглядываясь на берега, замечаешь, как далеко тебя унесло.

Ну, поехали! Притяжательные прилагательные, образующиеся при помощи суффиксов -ов (-ев), -ин, -нин, чаще всего образуются от имен собственных либо нарицательных, обозначающих конкретную личность либо существо. Что же такого особенно интересного в этих прилагательных? Ну, помимо особой «притяжательной» системы склонения (сейчас мы в нее вникать не будем, просто запомним, что у них особая система склонения, нам это еще пригодится), в них содержится "значение индивидуальной принадлежности тому, кто назван мотивирующим словом" (Грамматика-80, § 781). Это становится понятней, если сравнить с другими притяжательными прилагательными. "Собачий" - это свойственный или принадлежащий любой собаке, всем собакам вообще. "Собачья миска" - миска, предназначенная для собак. "Собакина миска" - миска данной конкретной собаки, ей лично принадлежащая. У нас в соседнем дворе стоят "кошачьи домики" - домики для кошек вообще, для любых кошек, которые захотят там поселиться. "Бом-бом-тилибом, загорелся кошкин дом" - дом, принадлежащий данной конкретной кошке, являющийся ее личным имуществом. "Затем, чтобы вылечить кошкину лапу, воздушные шарики надо купить" - не любой кошки лапу, а именно этой кошки, которая порезала лапу в предыдущих строках. И это касается всех прилагательных данного типа. Знаем мы или не знаем конкретного владельца данного предмета, но если появляется такое прилагательное, значит, этот владелец точно существует. Отчасти это подчеркивается тем, что когда такое прилагательное образуется от имени собственного, оно пишется с большой буквы: "Петин дом", "Машина куртка" (с маленькой оно пишется в устойчивых выражениях: "сизифов труд", "танталовы муки" и т.д.) "Папины очки" - это не очки, свойственные папам вообще, а очки какого-то конкретного папы (и если вы так говорите, то, скорее всего, вашего). Ср., например, "папский престол", хотя там вообще речь о других папах. ;-) "Бабушкина квартира" - это квартира, в которой жила какая-то конкретная, не обязательно известная вам бабушка (ср. "старушечья квартира" - квартира, в которой старуха могла и не жить, просто она выглядит как квартира, в каких обычно живут старухи). Фактически, эти прилагательные выражают категорию определенности, которая так-то в русском языке вроде как отсутствует, и доставляет массу проблем русскоязычным людям, которые изучают английский и пытаются понять, где же нужен определенный артикль.

Этими же прилагательными по происхождению является наиболее распространенный тип русских фамилий, исторически образованных от имен, названий профессии либо прозвищ. Иванов, Петров, Мишин, Васин, Ленин, Захаров, Кузнецов, Певцов, Мякинин... - все эти фамилии на -ов/-ев и -ин совершенно прозрачны. Опять же: Астафьев, Пушкин, Лермонтов - любому носителю русского языка безо всяких исторических исследований понятно, что где-то во глубине веков таятся некие Астафий, Пушка, Лермонт, чье имя и сделалось фамилией для их потомков. Часть этих "отчеств" превратилась в фамилии буквально вот только что, как мы в свое время выяснили, обсуждая имя Нильса Хольгерссона: "У моего деда фамилия Фёдоров. Виктор Федорович. Именно по отцу. Он в 1910 году родился". И это не только русские фамилии: когда решено было снабдить фамилиями "инородцев", у которых фамилии исторически приняты не были, этими фамилиями стали имена отцов и дедов: так появились разнообразные Курбановы, Доржиевы и Нурмухаммедовы (в настоящее время эти фамилии зачастую преобразуются в более традиционную форму - например, моя знакомая ассирийка, которую я всегда знал как "Мурадову", подписывается сейчас "Бит-Мурад"). Кроме фамилий, это еще довольно распространенный тип названий населенных пунктов, и сел, и городов: Иваново, Марьино, Царицыно, город Царицын...

Ну хорошо, а в чем же выражается то, что эта группа якобы вымирающая? Вот же, все прекрасно с этими прилагательными. Ну... нет, не совсем. Именно об этом я и хотел бы поговорить.

В эпоху, когда складывался русский литературный язык в его современном виде (а это, условно говоря, конец XVIII - первая половина XIX века), с притяжательными прилагательными все было в порядке. Они широко использовались в любом стиле речи, были уместны в любом контексте, в любой ситуации. Например, если заглянуть в торжественные оды Ломоносова или Державина, мы найдем там и "Елисаветин меч", и "Аннин гнев", и "Фелицына внука". Солнце наше, Александр Сергеевич, тоже не стесняется: тут вам и возвышенное "птенцы гнезда Петрова", и ироничное "москвич в Гарольдовом плаще" (это просто первое, что на ум приходит). Точно так же свободно они использовались и в официальных документах, и в прессе, и, разумеется, в быту. Я думаю, можно с уверенностью утверждать, что минимум до начала двадцатого века у притяжательных прилагательных никаких проблем не было.

Посмотреть, что конкретно изменилось за двадцатый век, мы с вами не сможем, потому что для этого надо было бы долго и нудно собирать материал по источникам, причем по источникам разным, от газет и кинофильмов до документов и художественной литературы. Для начала можно посмотреть ситуацию, существовавшую ближе к концу ХХ века: http://rusgram.narod.ru/609-645.html#611 («Грамматика-80»). Обратите внимание: авторы грамматики уже считают нужным отдельно поговорить о том, в каких именно сферах данный тип продуктивен (в смысле, где такие прилагательные образуются, а где, видимо, нет). Но со времен выхода этой книги минуло ровно сорок лет, как раз примерно одно поколение. Так что уже имеет смысл смотреть, что же изменилось. Давайте поглядим, что мы с вами имеем на данный момент. И вот тут мне понадобится ваше мнение - потому что я буду руководствоваться своим личным языковым чутьем и говорить о том, как мне кажется, а ваше языковое чутье в данном вопросе с моим может не совпадать, и это нормально. Если в языке что-то меняется, само собой, что кто-то еще придерживается более старых норм, кто-то уже более новых, и тут не может быть правильного и неправильного, просто для меня вот так, а для вас этак. Поэтому все, что я буду писать дальше - это мое личное мнение, мое восприятие, а отнюдь не ныне существующая единственно верная норма: ее просто нет и быть не может по определению. Я думаю, что со временем надо будет просто запилить опрос по материалам этого поста и его обсуждения: опыт демонстрирует, что такие опросы вполне показательны, даже на скромной выборке читателей моего дневника.

Итак: на данный момент притяжательные прилагательные этого типа однозначно по-прежнему свободно используются в быту. Но вот легкость образования таких прилагательных от тех или иных имен собственных и нарицательных разная. Она зависит от двух факторов: от формы исходного существительного и от его значения. Причем с обоими все не так просто. Свободнее всего образуются притяжательные прилагательные на -ин от коротких нарицательных существительных и имен первого склонения. Прежде всего - от терминов родства. И это понятно: такие прилагательные чаще всего используются дома, в семье. "Папино кресло", "мамина кофта" - да, однозначно, без вопросов. "Дядин мотоцикл", "тетина дача", "дедушкино фото", "бабушкин ковер" - легко и непринужденно. "Дядькин", "теткин", "дядюшкин", "тетушкин", "бабкин", "дедов" - в ту же степь. А вот "братов" и "сестрин" - почему-то со скрипом. Ну казалось бы: "брат" и "сестра" - такие же простые, частотные семейные слова, как "папа" и "тетя"? "Сестра" еще и первого склонения. Но нет. Почему?! Потому что. То же самое: "отец", "мать". "Отцов", "материн" - редко говорят почему-то. Вместо "отцов" скажут скорее: "отцовский". "Вася носит отцовский пиджак, стреляет из отцовского ружья". Слово "отцовский" практически заменило "отцов", всякому ясно, что носит Вася не пиджак, который носят обычно отцы, а пиджак своего отца, который ему от отца достался. И дальше с терминами родства уже начинаются сложности. Даже со словообразованием. "Мужев" или "мужнин"? Не всякий так с ходу скажет. Однозначно "тещин", но: "зятев" или "зятьев"? ("Грамматика-80" вообще предлагает "зятнин", вот в голову бы не пришло!) "Свекровин" или "свекровьин"? ("Свекрухин" - да, без проблем, потому что то самое первое склонение). "Шуринов"? "Деверев"? "Невесткин"? Да, с "невесткиным" вроде попроще. А остальных лучше избегать. Нет, никто не запрещает так говорить. Говорите на здоровье. Но почему-то я это слышу достаточно редко.

То же самое с именами собственными. С именами первого склонения (в первую очередь уменьшительными) все чудесно. "Машин", "Петин", "Васин", "Витин", "Мишин", "Гришин", "Димин" - сколько угодно. То же - "Машкин", "Петькин", "Димкин". Абсолютно свободно образуются, совершенно никаких затруднений не вызывают. "Это Машина книга". "Это Витькина дача". "Это Серегина машина". "Это Петин гараж". Без проблем. Со вторым склонением уже начинаются проблемы. "Это Олегова книга". "Это Алексеев паспорт". "Это Дмитриева куртка". "Это Сергеев джип". "Это Викторовы брюки". Можно так сказать? Да, можно. Вы лично так скажете? Насчет меня - я вот даже и не знаю. В принципе, мог бы сказать. Но вряд ли скажу. Повторю еще раз: в данном вопросе ваше личное языковое чутье, ваше ламатьяве, как говорят толкинисты, может расходиться с моим. Может, вы так и говорите. Я - нет. Почему? Потому что.

С именами нарицательными вообще начинаются сложности. Тут, как мне кажется, многое зависит от формы слова, от удобопроизносимости того, что получится. Вот, например, нормальное слово - "учительница". Еще сто лет назад запросто можно было сказать: "учительницына книга". Сейчас так можно сказать? Да. Можно. Никто ж не запрещает, верно? Сейчас так говорят? Нет. Ну то есть я не могу себе представить, чтобы вот так, в быту, кто-то запросто использовал прилагательное "учительницын". Дети моего поколения могли сказать - "училкина книга". Скажут ли так сейчас - не знаю. Препятствий не вижу, но вполне возможно, что и так не говорят.

Или вот, например, названия национальностей. Армянин, украинец, американец. "Армянинов ларек", "украинцева дача". Можно так сказать? И опять: сказать можно, но не скажут. В устной, разговорной речи в позиции прилагательного скорее будет стоять существительное в родительном падеже: "армянина ларек". "Украинца дача". Или вообще обойдутся без существительного: "купили у армянина", "проходили мимо украинца", "у украинца горит!", и все. И опять, с женским родом попроще. "Украинкино сало". "Американкин подарок". "Испанкины собаки" (это у нас соседка напротив жила, испанка, держала списанных с бегов борзых... впрочем, это отдельная история). В общем, прилагательное от существительного женского рода, то есть первого склонения, вероятнее.

Но это все в бытовой, устной речи. А с другими стилями и уровнями языка как обстоит? С другими стилями тоже не очень. Вот. скажем, всякие торжественные "придворные" речи. Допустим, президента по имени называть у нас не принято, не царь, чай. Но, например, патриарха и всяких церковных чиновников как раз называют по имени. Кто-нибудь слышал про "Кирилловы решения"? Или, двадцать лет назад, про "Алексиевы достижения"? По-моему, нет. Так не говорят не потому, что нельзя, а просто потому, что так не говорят. Сто двадцать лет назад можно было бы так сказать про какого-нибудь епископа, а сейчас нет. Это все иначе формулируется.

Или вот, скажем, наука. Еще не так давно было нормальным назвать какое-нибудь явление притяжательным прилагательным, образованным от имени первооткрывателя. И сейчас тоже так говорят - но только об открытиях столетней и более давности, там, где это прилагательное стало частью термина. У нас есть Берингово море. Мы изучаем ньютонову механику. В теле у нас есть евстахиевы трубы. Мы истребили стеллерову корову. Но эйнштейновы теории мы уже не изучаем. Есть "эйнштейновы головоломки", а вот картина мира у нас уже "эйнштейновская", не Эйнштейнова. И о "Уотсоновой ДНК" тоже речи нет.

В газетной речи, в языке прессы притяжательные прилагательные, по-моему, вымерли начисто. Ср. "Грамматику-80": "хамелеонова способность к превращению (газ.)", "Куросавова слава (от фамилии японского кинорежиссера Куросава; газ.)". Сейчас ведь так не напишут, верно? И смотрится даже нелепо как-то: "Куросавова"...

То есть видите, как это все в целом работает? Никто никому ничего не запрещает, избави Бог. Просто данный тип прилагательных, данная форма постепенно, исподволь сдает позиции. Невозможно ткнуть пальцем и сказать, что вот до этого момента оно употреблялось, а после этого уже нет. Последнее применение в литературе слова "учительницын", известное "Корпусу русского языка" - Людмила Улицкая, "Казус Кукоцкого", 2000 год. Может, его и в 2030 кто-то употребит, почему нет-то? Вот я в 2021 употребляю. Это не мешает этому слову постепенно стареть, выходить из употребления. Сфера применения этого типа прилагательных тает и съеживается постепенно, как мартовский снег. Вроде только что тут было, а глядь - уже и нет ничего.

Понятно, что "папины тапки", "мамин фартук" и "дедушкины очки", по всей вероятности, останутся при нас еще минимум лет на сто. Так же, как "Мишкина книжка" и "Дашина кукла". Потому что эти формы явно наиболее устойчивы. А все остальное исчезнет, возможно, еще на наших глазах. Так просто перестанут говорить, и все.

Ок, ну а что же будет вместо них? Нетрудно сказать. Будут другие прилагательные, образуемые более продуктивными способами. Те же самые прилагательные на -ский (выше я уже приводил в пример слово «отцовский»). Как сказано в той же «Грамматике-80», эти прилагательные способны выражать ряд значений - от принадлежности конкретному лицу до свойственности кругу лиц (“отцовский”, “кунацкий”) или принадлежности к идеологическому направлению, течению, связанному с данным лицом (“ленинский”, “толстовский”). Ср. значения прилагательных этого типа в сочетаниях “надеть отцовский пиджак” и “испытывать отцовские чувства”; “ленинский кабинет в Кремле” и “ленинский курс партии”. Заметьте, что прилагательные на -ский способны выражать принадлежность конкретному лицу - но это не является их неотъемлемой характеристикой, как у прилагательных на -ов/-ин. Видимо, эта определенность нашему языку не так уж и необходима: жили без артиклей, проживем и без прилагательных, выражающих принадлежность именно конкретному лицу. Зато уж прилагательные на -ский никаких проблем не вызывают, они продуктивны в любой ситуации (о продуктивности данного типа в «Грамматике-80» речи вообще не идет, обсуждаются только разные варианты данного суффикса - а их много).

Почему так происходит? Как это объяснить? Какие закономерности этим управляют? Я не знаю. То есть, наверное, для каждого конкретного случая можно придумать закономерность, которая его объясняет. В случае прилагательных на -ов/-ин я могу со значительной долей уверенности сказать, что причиной их постепенного исчезновения стала та самая нестандартная система склонения (http://rusgram.narod.ru/1315-1341.html#1326). Ну в самом деле, что такое? Существительные склоняются как существительные, прилагательные как прилагательные, местоимения как местоимения, а это что за ерунда? Язык таких вещей не любит (что не мешает нам склонять по старым правилам фамилии, являющиеся по происхождению притяжательными прилагательными). Кстати, это же объясняет и большую сохранность прилагательных на -ин: "Большая часть притяжательных прилагательных с основой на -ин, -нин изменяется не по притяжательному скл. (см. § 1326), а по первой разновидности местоименного скл., образуя формы род. и дат. п. ед. ч. муж. и сред. р. с помощью падежных флексий прилагательных, а не существительных". Но эта закономерность не будет обладать одним из основных свойств естественнонаучного закона: она не будет иметь предсказательной силы. То есть предсказать с ее помощью наперед, какие формы выйдут из употребления следующими, скорее всего, не получится. Точно так же, как и объяснить, почему до XIX века такие прилагательные дожили благополучно, а к концу ХХ вдруг начали исчезать. Потому что гладиолус, других объяснений у меня нет.

На самом деле, я бы сказал, что такого рода предсказания - дело не столько лингвистов, сколько психологов, социологов и маркетологов. Тех людей, которые изучают законы моды и спроса. Потому что если подобные изменения и подчиняются каким-то законам, то не столько законам самого языка, сколько тем же законам, которым подчиняется мода. Вот десять лет назад девочки носили обувь на высоченной платформе, а теперь не носят. Почему? Кто-то им запретил? Кто-то пришел и сказал: фу, как некрасиво, как вредно носить такие копытища? Да нет: конечно, и приходили, и говорили, но девочки на все это плевали, пока мода держалась. А потом платформы вышли из моды - и сгинули, как будто их и не было. Десять лет назад носили, и им было красиво - а теперь бросили носить и носят что-то другое. А пять лет назад носили штаны фасона "обосрался и иду", на которые взрослые тетеньки и дяденьки шипели и плевались, как чайник на плите, а теперь такое тоже не носят. Изменения в языке, в сущности, происходят по тому же принципу. То есть если в данный момент носителя языка спросить: а почему ты говоришь так, а не иначе? - он тебе, конечно, объяснит. Что так красиво, этак некрасиво, так говорят, этак не говорят, или "ну просто так говорится, я не знаю почему". Но в сущности - потому что потому. Потому что все наши так говорят. Потому что мода на языковые черты - такая же мода, как на штаны или кружавчики. Только мода на вещи сменяется раз в год или два, мода на словечки держится десятилетиями, а мода на грамматические или фонетические особенности - веками. И изоглоссы (границы распространения тех или иных языковых черт) современных русских диалектов более или менее воспроизводят границы древнерусских княжеств. То есть государств тех уже лет шестьсот как не существует, а жители тех мест и до сих пор говорят, "как у нас принято".
Tags: Лингвистическое, Рассуждения дилетанта, Русский язык, Филологическое
Subscribe

  • Битва роботов

    В "Ашане" стоит небольшой манежик, по манежику ползают четыре робота-пылесоса разных марок. Точнее, двое ползают, еще два, видимо, выдохлись, так…

  • Мимоходом

    - Надо еще в магазин зайти, этот, как его... "Замолчи". - Какой-какой? - Ну как его, этот... А-а, "Dixi"! Ну чего ты ржешь, я же помню, что какой-то…

  • Too prepared: экстремисты-выживальщики

    Продолжение разговора про too prepared. Френд пишет: "Англоязычная аудитория сразу поняла. (Хотя оценила по-разному). Выживальщики это. Знаете,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 107 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Битва роботов

    В "Ашане" стоит небольшой манежик, по манежику ползают четыре робота-пылесоса разных марок. Точнее, двое ползают, еще два, видимо, выдохлись, так…

  • Мимоходом

    - Надо еще в магазин зайти, этот, как его... "Замолчи". - Какой-какой? - Ну как его, этот... А-а, "Dixi"! Ну чего ты ржешь, я же помню, что какой-то…

  • Too prepared: экстремисты-выживальщики

    Продолжение разговора про too prepared. Френд пишет: "Англоязычная аудитория сразу поняла. (Хотя оценила по-разному). Выживальщики это. Знаете,…