kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Category:

Толерантность и конформизм

Была у меня престарелая родственница (Царствие ей Небесное), про которую я твердо знал, что случись, нидайбох, в Москве еврейский погром (а если вы думаете, будто в Москве такого быть не может, я вам скажу, что вы, видно, проспали предыдущие десять лет. Быть может всё), она спрячет у себя всех соседей-евреев и будет отмахиваться от погромщиков фамильной иконой Пантелеймона-целителя, не задумываясь об опасности для себя и своих. А при хорошем расположении светил, глядишь, еще сумеет уболтать и устыдить этих погромщиков так, что они вместе с ней этих евреев защищать останутся.

При этом никакого особого уважения к евреям и их чувствам она никогда не питала. И запретное слово на "ж" с ее уст слетало непринужденно, как дыхание. И угостить подругу-еврейку, которая только что ей все рассказала про кашрут, свининкой под сырной корочкой она могла бы как нефиг делать. То есть про "толерантность" старушка не знала даже, что оно такое, с хвостом или с крыльями.

И вот я думаю, что, конечно, это очень здорово, когда все кругом старательно щадят и оберегают ваши чувства. Мне ли не знать, как это мерзко и унизительно, когда твоя инакость - повод для насмешек и оскорблений. Но только вы же понимаете, что в девяноста процентах случаев ваша хваленая толерантность - это чистый конформизм? Нет, что вы, люди не лицемерят и не кривят душой. Они совершенно искренне говорят и думают то, что сейчас принято говорить и думать в их кругу. Потому что им-то, по большому счету, наплевать, а хорошим девочкам и мальчикам из их среды положено говорить и думать так-то и так-то.

И это все здорово, пока принято именно так. Но просто если ветер вдруг переменится - а он наверняка переменится, - все эти милые, толерантные люди развернутся на 180 градусов. Нет, не сразу - ветер перемен так сразу никогда не меняется. У них будет время передумать и искренне, всей душой принять новые правила игры. Пятьдесят лет назад они возмущались наглостью черных, которые смеют ломиться в школы для белых - а сейчас проводят политинформации о том, как не задеть ничьи чувства, и едят поедом публичных персон, которые двадцать лет назад посмели изображать мексиканца в новогоднем капустнике. У нас эти люди пятьдесят лет назад строили коммунизм и боролись с пережитками мракобесия, двадцать лет спустя прозрели, стояли в церквях со свечками и дружили с Америкой, а сейчас, когда флюгер сделал полный оборот, возмущаются происками подлых американцев, которым не дает спокойно спать величие России. Сейчас они забрасывают гневными дизлайками тех, кто смеет утверждать, будто мужик-тяжелоатлет, полгода коловший себе женские гормоны - все равно мужик, с мужским скелетом и мужскими мышцами, а через пятьдесят лет ветер переменится, велят сжигать трансгендеров живьем за глумление над образом Божиим - и будут жечь, чо. Им все равно, понимаете? Им важно считаться хорошими в глазах своей социальной страты, что для этого надо - то они и будут делать.

Так что я вот думаю, что в качестве представителя ущемленного меньшинства, пожалуй, предпочту иметь дело с той нетолерантной бабкой, которой плевать на мои чувства. Иметь с нею дело в повседневном быту, конечно же, очень неприятно. Гадостей наслушаешься выше крыши. Зато ей не придет в голову отказать от дома моему хорошему знакомому только оттого, что он что-то неудачно ляпнул не подумавши (как регулярно поступает одна социальная сеть). И если ветер переменится, я для нее все равно останусь прежде всего человеком, заслуживающим защиты и милосердия. А не представителем меньшинства, которое еще вчера надо было уважать и облизывать, а сегодня положено чморить, резать или отправлять в Сибирь в телячьих вагонах.
Tags: Недостойные мысли
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 108 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →