kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Глядя на селигерские березы, вспомнил, как три (или два?) года тому назад мы с Эрендилем при переводе толкиновских «Писем» чуть не сделали мелкий, но досадный ляп, причем исключительно по моей вине. А дело было так. В одном из писем (Кристоферу, что ли) профессор упоминает, что березы стоят fallow-gold. Эрендиль заглянул в словарь, сделал поправку на цвет осенней листвы и написал что-то вроде «рыжевато-золотистые». Но я, путем каких-то длинных и сложных вычислений, пришел к выводу, что в применении к осенней листве fallow означает не что иное, как «бледно-желтый». И принялся это Эрендилю с пеной у рта доказывать, ссылаясь на то, что листва на березах бледно-желтая, а никакая не рыжеватая. И что вы думаете – таки доказал! Было это где-то в начале сентября, и доказательств вокруг было полно. Мы благополучно написали «бледно-золотистые». Написали, да и забыли. А где-то недели три спустя, в гостях у Эрендиля, обсуждая очередную порцию «Писем», подошел я задумчиво к окну – а вид из окна у него приятный, хотя и ограниченный соседним домом, - и увидел перед собой березы. И внезапно обнаружил, что они и правда рыжие! Уже потом, путем внимательных наблюдений, я установил, что когда березы только начинают желтеть, то листва на них таки да, бледно-желтая, почти лимонная. А вот когда они все пожелтели и уже собираются опадать, то становятся рыжими. Ну что, исправили мы это место. А вот не посмотрел бы я тогда в окошко? Так бы до сих пор и пребывал в досадном заблуждении. Хотя мне почему-то куда больше нравилось думать, что лориенские маллорны были бледно-золотистыми, а не рыжеватыми…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments