kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Независимость и судьба чинары

Развал Советского Союза был в значительной степени подготовлен нашей собственной советской идеологией. Как-как? Да вот так. Наши власть предержащие были настолько уверены в нерушимости «союза республик свободных», что ничтоже сумняшеся начиная со школы, если не с детского садика, вбивали в головы гражданам ряд воззрений, которые ничего не стоило обратить против них самих. Примерно как если бы профессиональный вор внушал сынишке, что на самом деле воровать западло. Потом, конечно, кому надо объясняли, что в жизни все не так, как на самом деле, но я, например, до этой стадии так и не дорос. Не успел просто. Союз раньше кончился. Вот, скажем, нам внушали, что право наций на самоопределение – это всегда круто. Всегда. Без вариантов. Я помню, в учебнике была карта мира, где все страны были раскрашены в разные яркие цвета, а одна, Намибия, кажется, была закрашена черным. И подписано, что вот, мол, последняя колония на Земле. Все остальные страны избавились от гнета колониализма. В «остальных странах», правда, в это время частенько шла резня: одни свободные народы резали другие свободные народы, пытаясь решить, кто из них теперь будет угнетать остальных вместо белых колонизаторов. Но наше внимание на этом не заостряли. Поэтому, когда начал рушиться Союз, я, например, был всецело на стороне отделяющихся республик. А что? Они, теоретически, имели право отделиться? Имели. Собственно, именно этим союзные республики официально отличались от автономных. Они хотят независимости? Нивапрос. Это их право. Право нации на самоопределение – это всегда круто. См. выше. И точка.

Нас вообще учили, что свобода – это всегда хорошо. Кто борется за свободу – тот всегда прав. (И не нас одних учили, подозреваю, судя по тому, как на Западе относятся к разборкам Израиля с Палестиной). Никто никогда нам не объяснял, что свобода (в юридическом смысле) всегда амбивалентна. Свобода всегда подразумевает возможность использовать ее, свободу, во зло. Всегда, господа, честное слово, всегда! Чем больше свободы получает один человек, тем больше у него возможностей ограничивать свободу других, окружающих людей. Если мы даем полную, неограниченную свободу владельцу предприятия, это означает, что он получает возможность как угодно эксплуатировать работников, не ремонтировать оборудование, гадить в окружающую среду. Не факт, что всякий фабрикант станет это делать, но если захочет – сможет. Если мы даем неограниченную свободу собственнику земельного участка, это означает, что он имеет право свести под корень вековой лес с реликтовыми растениями, перекрыть все проходы и подходы к воде, и так далее. Неограниченная свобода родителей в воспитании детей дает им возможность безнаказанно морить голодом, унижать, избивать, насиловать и убивать собственного ребенка (привет ЮЮ!) Конечно, мы исходим из того, что разумный человек свое собственное изгаживать не станет. Но исходить из того, что все люди разумны, чрезвычайно опасно. Десять человек – да, не станут, зато одиннадцатый нагадит за двадцатерых.

Соответственно, когда свободу получает «народ», это что значит? Что, каждый/ая Остап, Фарид, Ганна, Янис, Ахмед или Зульфия персонально становится свободным/ой? Фигня. Простой Фарид или Янис может сколько угодно испытывать патриотические чувства, учить детей на родном языке и гордиться наконец-то обретенной независимостью, но с политической точки зрения это означает только, что вместо «чужих» правителей страной начинают управлять «свои». А вот какими будут эти «свои», и как именно они будут управлять страной – очень сильно зависит от того, что это за народ, что это за страна, и какие именно правители придут к власти. Вот, скажем, к прибалтийским странам можно относиться по-разному, но я не возьмусь утверждать, что свобода им на пользу не пошла. Проблем там, несомненно, масса, и проблем серьезных, и пишут об этом не только советские российские газеты, но и тамошние жители, которым я верю куда больше, однако же латышских гастарбайтеров с метлами я на улицах Москвы не встречал, русских, польских и белорусских нацменов в Вильнюсе не режут, и толпы беженцев через границу России с Эстонией не ломятся. Так что я считаю, что там все в порядке. Да, не рай – но если где-то не рай, это еще не означает, что страна в полной заднице. Но не всякая из бывших советских республик может этим похвастаться. В нашей Средней Азии еще и в советские времена местные власти периодически пытались построить феодализм, хотя бы в одном отдельно взятом совхозе, но тогда их хотя бы теоретически можно было взять за яйца (помните ту громкую историю, «хлопковое дело» конца восьмидесятых? Я из всех конкретных сведений только имя следователя помню, Тельман Гдлян). А теперь все. Захочет местный падишах – вырубит вековые чинары в столице и во всех крупных городах, потому что у супруги на них аллергия (http://mithrilian.livejournal.com/990191.html). Захочет – отменит пенсии вообще. И бежать некуда, и жаловаться некому. Свобода же. То есть вот этот вот людоед – он и есть высшая власть. Над ним – никого, кроме Аллаха и мировой общественности. А если Аллаха людоед не боится, а от мировой общественности ему лично ничего не надо (в отличие от наших, которые клычки хоть и скалят, но Страсбургского суда все же пока опасаются, уж больно им в ВТО охота), то никакой управы на него вообще нет. Можно только революцию устроить. И то, если у людоеда зубы не очень длинные. То есть в Киргизии-то революцию устроили (говорят, оттого, что тарифы на коммунальные услуги задрали выше некуда), а вот в революцию против Сапармурата Ниязова мне как-то верилось не очень. Именно оттого, что он заблаговременно ликвидировал всех, кто мог бы хотя бы задуматься о революции.

Те, кто говорит, что, дескать, всякий народ достоин своего правительства, полагаю, не очень задумываются о том, что это значит в каждом конкретном случае. Например, что народ состоит из отдельных людей, в том числе стариков, женщин, детей, и ни один ребенок не достоин того, чтобы умирать с голоду или подвергаться истязаниям. А то получается, что, если он умер с голоду, то, значит, заслуженно умер. Поделом ему. Все равно бы вырос нехорошим человеком, фанатиком каким-нибудь. Фигня, ребята. Он просто умер, не надо делать вид, что он этого достоин. И, если этой смерти можно было избежать, стоит задуматься над тем, стоила ли свобода, из-за которой он и умер, того, чтобы ради нее умирали дети. Я не говорю, что не стоила, я говорю, что над этим стоит задуматься.

P.S. Возможно, мне скажут, что чушь все это, и не мрут дети с голоду в бывших советских республиках. Очень рад, если это так. Но вот, например, нам теперь из Таджикистана полиомиелит везут. Я молчу о том, что это опасно для наших детей, среди которых тоже уйма непривитых теперь. Но в советские времена детей прививали, и в Таджикистане тоже. А теперь таджикские доктора в Москве помойки выгребают, а в Таджикистане, соответственно, полиомиелит…
Tags: Недостойные мысли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments