kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Category:
Я вот тут подумал… Собственно, я давно об этом подумывал, вот только сейчас окончательно сформулировал. Возможно, у каждого человека в детстве должен быть хотя бы один по-настоящему дурной поступок. Не по глупости, не по недомыслию совершенный, не замазанный потом милосердной детской памятью, а действительно дурной, изначально осознаваемый как таковой. Пусть даже самый пустяковый, с точки зрения взрослого, но чтобы с точки зрения ребенка это воспринималось как настоящее, серьезное зло. Не то, чтобы такое надо подстраивать ребенку нарочно, не приведи Бог, но большинству людей вполне удается оказаться в такой ситуации самостоятельно. Я вот в детстве Буратино убил. Куклу такую пластмассовую, может, у вас тоже была такая. Самому мне такое, честно говоря, в голову не пришло бы, но соседский мальчишка затеял игру, и мне она понравилась. Мы его зверски замучили, а потом закопали в куче песка. Скорее всего, для того мальчишки это была просто забава – ну, подумаешь, сломали куклу, да еще и чужую, влетит, так не ему, - но для меня куклы были вполне живые, так что это было самое настоящее убийство.

Ну, и еще пару историй того же рода могу припомнить. Это была своего рода прививка. Зло надо попробовать на вкус. Подлость, убийство, предательство. Чуть-чуть, самую малость, и так, чтобы никто (из значимых людей) об этом не знал, чтобы не возникло соблазна подыскивать самооправдания. Никакие нравоучительные рассуждения и рассказы, никакие “нужные книги”, прочитанные в детстве, не дадут того представления о зле, как само зло, увиденное изнутри. Тем более, во всех таких книжках и историях ребенок изначально становится на сторону добра. Разумеется, он всегда Айвенго, а не принц Джон, Робин Гуд, а не шериф ноттингемский, крапивинский мальчик, а не его злые противники, Питер, а не Эдмунд, в конце концов (если вспомнить “Льва, колдунью и платяной шкаф”). И, вырастая, он по умолчанию будет считать себя на стороне добра, что бы он там ни творил во имя этого добра – или просто собственных интересов. Надо побывать в шкуре труса и подлеца, чтобы по-настоящему осознать, что, во-первых, ты сам тоже можешь быть трусом и подлецом, а не только доблестным героем, и, во-вторых, что в шкуре этой очень, очень неуютно. Короче, пакости, совершенные в детстве, дают нечто очень важное для этического развития. Главное, чтобы потом, десять-двадцать лет спустя, человек не относился к этому свысока и снисходительно, как к простительным детским шалостям, а помнил, как это было ужасно на самом деле.

Это я к тому, что, если ребенок сделал серьезную пакость, сознавая, что это именно пакость, нужно, конечно, заставить его возместить ущерб пострадавшим, если такое возможно, но в истерике биться не нужно. Не факт, что у вас растет законченный мерзавец. Если это ваш ребенок, и вы его правильно воспитывали, возможно, это была последняя пакость в его жизни. А в общем, конечно, если что такое и было, лучше вам об этом не знать. И вам, и ему будет спокойнее. Родители, как правило, – не лучший духовник.
Tags: Воспитательское, Психоложество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments