kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Словно мухи, тут и там
Ходют слухи по домам,
И беззубые старухи
Их разносют по умам…


Ролевые игры, помимо всего прочего, чем они хороши, хороши возможностью смоделировать и изучить некоторые распространенные жизненные ситуации в масштабе 1:100 (в том смысле, что на игре все это возникает на пространстве и количестве народа, в сто раз меньшем, чем в жизни, и развивается в сто раз быстрее). Одна из таких ситуаций – это возникновение и распространение слухов. Слухи возникают в обстановке, когда некая информация представляется жизненно важной, при этом имеющиеся источники информации неполны и/или недостоверны. На игре такие ситуации появляются сплошь и рядом. Более того, порой вся игра – это сплошная подобная ситуация. Средства распространения информации крайне несовершенны либо отсутствуют вообще, квалифицированно работать с имеющимися источниками информации мало кто умеет, единственный, кто более или менее владеет информацией – это мастера, но они большую ее часть скрывают (и правильно делают, иначе играть будет неинтересно), толковую службу разведки налаживают чрезвычайно редко, а если какой правитель и позаботится ее наладить, с рядовыми игроками он полученными данными делится крайне редко, практически – никогда, будь это Саурон или эльфийский владыка. В результате девять из десяти игроков получают информацию по принципу «Пришел кто-то, сказал что-то», и никому даже в голову не приходит проверить сказанное, сопоставить его с другими источниками… да и возможности такой нету. Чего там проверять, трясти надо! В смысле, либо действовать, либо распространять полученную информацию дальше (со всеми искажениями, непроизвольно добавив толику их от себя лично). Короче, питательная среда для слухов – просто идеальная. Плюс царящее на игре возбуждение, которое у некоторых особо нервных граждан регулярно зашкаливает. Неудивительно, что я не припомню почти ни одной крупной игры (вот «Вторая Эпоха» обошлась, кстати) без своих Страшных Слухов. То Вооруженный Маньяк в окрестностях полигона бродит, то Бешеный Волк, то убили кого-то по жизни, то эпидемия и гепатит в речке… Короче, принципиальное отличие от «пожизневых» слухов одно: поскольку сообщество сравнительно небольшое, и куда более сплоченное, доброжелательно настроенное и доверяющее друг другу, чем обычный наш социум, то и время жизни слухов на пару порядков меньше. Как правило, ситуация разрешается еще до конца игры: Бешеный Волк оказывается чьей-то овчаркой, Вооруженный Маньяк – обычным уголовником, сбежавшим с зоны в сорока километрах отсюда, «убитый по жизни» просто перепил или свалился с обострением хронического заболевания и уехал в больницу на «Скорой», и так далее. Все вздыхают с облегчением, смеются, шутят по поводу «страшных маньяков»… и делают выводы.

Так вот, я, по опыту нескольких таких ситуаций, сделал для себя два следующих вывода:
1) Верить только очевидцам. То есть любые «Мне говорили, что сегодня вечером нас всех вырежут» или «На полигоне нет ни одного врача с нормальной аптечкой, это все знают!» или «К нам только что пришла одна эльфийка и сказала, что…» – идут нафиг. Нет, то есть это, конечно, вполне себе тема для обсуждения, но вот совершать какие-то действия, имеющие далеко идущие последствия, на основании слов «одной эльфийки, которая пришла и сказала» (а потом ушла, и уточнить информацию у нее лично возможным не представляется) – нет, нет и нет.
2) Есть отдельные люди, которым я не поверю, даже если они будут утверждать, что видели все прям вот своими глазами, и все вот точно так и было, как они рассказывают. Особенно если нет возможности прижать их к стенке, расспросить поподробнее и выяснить, что «видели своими глазами» на самом деле означает, что они стояли за стеной и слышали нечленораздельные крики, а «все вот точно так и было» было не совсем так, а может даже, и ничего не было, а так, показалось. Эти люди (чаще дамы), как правило, демонстративного типа, обожающие накал страстей и всеобщее внимание, обычно всем известны и памятны по как минимум одной истории подобного рода («Ну да, только не в «Спортлото», а в домино, и не «Волгу», а три рубля, и не выиграл, а проиграл»), и тем не менее почему-то большинство тусовки до сих пор их слушает и верит им. Я же говорю, народ у нас доброжелательный и доверчивый.

Естественно, что оба эти принципа распространяются и на пожизневые слухи тоже. Будь то слухи, которые расползаются обычным способом, через агентство ОБС, или слухи, распространяемые через интернет. Казалось бы, уж в интернете-то всегда можно отследить изначальный источник информации – авотхрен. Очень часто информация уже попадает в интернет оформленной в виде слухов, и отличить информацию из уст очевидца от сплетен истеричной бабы попросту не представляется возможным (как в той истории с отобранным колодцем: все цепочки якобы «независимых» источников в конце концов упирались в одну и ту же тетку, которая и подняла бучу. С другой стороны, в истории с колионовской больницей тоже все цепочки упираются в одного и того же michael_077. И тут уж либо ты веришь этому человеку, либо не веришь, получить информацию из независимого источника, который при этом не выражал бы точку зрения противоположной стороны, церкви в первом случае либо районной администрации во втором, сложно).

Из первого принципа есть два исключения. Во-первых, я поверю информации из вторых рук, если оба источника мне известны как абсолютно надежные (а надежный источник – это человек, умеющий фильтровать информацию и отделять “видел своими глазами” от “слышал своими ушами” и “говорят, что…”) Скажем, если Глюк мне сообщит, что Нали своими глазами видел – поверю. Но не дальше. Ну и, во-вторых, я предпочту поверить недостоверной информации, если речь идет о непосредственной угрозе жизни и здоровью, моей или моих близких. То есть если бы на даче прибежала соседка с выпученными глазами и закричала, что на наш поселок надвигается лесной пожар, я бы посадил ребенка на велосипед и отправил вперед, сгреб в охапку кота и все ценное (впрочем, там, на даче, нет ничего настолько ценного, ради чего стоило бы задерживаться, рискуя собой и котом) и рванул бы прочь без оглядки, не потрудившись проверить информацию. Потому что лучше быть живым идиотом и паникером, чем мертвым храбрецом и скептиком. Но, в общем, 99,9 процентов получаемой нами информации настолько непосредственной реакции не требует. Вот, например, история с чеченцами в детском лагере: http://vadimb.livejournal.com/646567.html Казалось бы, куча свидетельств, да? Почитайте внимательно – ни одного непосредственного свидетеля событий. Как бы все знают, что произошло: замдиректора заступился за девочку, к которой приставали чеченцы, - а на самом деле – сплошное «говорят, что». Вот ситуация, когда «все знают», «все видели», все пишут как непосредственные свидетели – но на самом деле все это со слов третьих-четвертых лиц – это серьезный повод сунуть голову под кран, охолонуть и дождаться, наконец, свидетельств хотя бы пострадавших, если не непосредственных очевидцев. Хотя, конечно, душа-то требует немедленно взять ноги в руки, запастись монтировками и пойти мочить гадов.
Tags: Несвоевременные мысли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments