kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Category:
В принципе, деньги – это свобода. Стараясь заработать побольше денег, мы думаем о том, что сможем больше себе позволить: снять квартиру и отселиться от родителей, купить машину, а не ездить на метро, отдыхать на море, а не на шести сотках...

Но вот я тут поймал себя на том, что с тех пор, как у меня поселился дальний родственник, я не могу нормально оставить ночевать у себя гостей. Смотрите: я вырос в однокомнатной хрущобе общей площадью 33 квадратных метра. При этом у нас постоянно бывали гости, регулярно кто-то приезжал и регулярно кто-то ночевал. Просто ставили на кухне раскладушку, и все было нормально. Моя мать выросла в комнате площадью 11 кв. м. И у них тоже постоянно ночевали родственники, и тоже было нормально. А сейчас, в трехкомнатной квартире, гостей положить решительно негде. Не раскладушку же им ставить, в самом деле?

И так во всем. Когда мы привыкаем к лучшему, худшее начинает нам казаться неприемлемым. Привыкнув ездить на машине, мы с ужасом относимся к идее пересесть обратно на общественный транспорт, после того, как мы отселились в отдельную квартиру, коммуналка кажется нам адом, после того, как мы привыкли к горячему водоснабжению, необходимость три недели помыться в тазиках воспринимается как кошмар... Очутившись в королевских покоях XVII века, с наивысшим для того времени уровнем комфорта, мы мучились бы от отсутствия электричества, ватерклозета, и невозможности принимать по утрам горячий душ. При этом все вышеперечисленные блага, в принципе, вовсе не являются необходимыми, без всего этого можно прекрасно обходиться, и многие обходятся до сих пор. Но мы без них уже не можем.

Таким образом, улучшение благосостояния (как это называли во времена моего детства) или повышение уровня жизни (как принято говорить теперь) не делает нас свободнее. Мы можем питать иллюзию, что, став богаче, сделаемся свободнее (ведь мы сможем позволить себе то, чего не можем позволить теперь!), но на самом деле это только сдвинет несколько выше планку того, что мы считаем для себя приемлемым.

И счастливее оно нас тоже не делает. После того, как минуют первые восторги, новое удобство начинает восприниматься как само собой разумеющееся; его наличие радости уже не доставляет, а вот возможность его лишиться пугает всерьез. Забравшись на более высокую ступеньку, мы отчаянно боимся с нее свалиться. Миллионера перспектива остаться без яхты и загородного поместья страшит не меньше, чем нищего – перспектива остаться без крыши над головой. И, если для поддержания высокого уровня жизни необходимо вкалывать больше, чем хотелось бы, богатый человек будет вкалывать точно так же, как и бедный. То есть какой-нибудь банковский менеджер с зарплатой в туеву хучу баксов точно так же несвободен, как и торговка с рынка. Нет, жить ему несравненно комфортнее и удобнее, и шансов прожить подольше у него куда больше, но не свободнее он ни на грош.

Нет, есть люди, которые способны бросить все и уехать "в деревню, в глушь, в Саратов". Поселиться в доме с печным отоплением, готовить на привозном газу из баллонов, растить для себя в огороде экологически чистые овощи... Доходов от сдачи средненькой квартирки в Москве на такую жизнь хватит с ушами, даже если вообще не работать. Но такие среди нас в подавляющем меньшинстве, а уж людей, обремененных семейством и маленькими детьми, которым, извините, нужно регулярно мыть попу теплой водичкой и желательно покупать памперсы, - и детьми постарше, которым хорошо бы дать приличное образование, иначе они так и останутся жить среди этой сельской идиллии, - среди них и подавно единицы. Остальные намертво привязаны к своему социальному слою и уровню доходов, независимо от того, как высоко внутри общественного пирога он находится.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments