kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Category:
Периодически в ЖЖ всплывает тема: люди возмущаются идиомами и устойчивыми выражениями. Сейчас вот Сэнта делится негодованием по поводу смешения модальностей: “ папин вопрос "Не хочешь ли ты помыть посуду?" меня бесил и вводил в недоумение”. Пару месяцев назад еще кто-то (не помню, кто и где) иронически вопрошал: “Какого ответа ждут люди, задающие двухлетнему малышу вопрос “Зачем ты это сделал?” Предполагается, по умолчанию, что все слова в языке значат ровно то, что они значат, что смысл любой фразы равняется сумме входящих в нее слов + сумме значений грамматических конструкций, которые можно найти в учебнике, и т.д. То есть что язык – это система, подобная математике. Проблема в том, что язык работает не так. Если вы посмотрите определение идиомы, то увидите, что это “устойчивый оборот речи, значение которого не определяется значением входящих в его состав слов”. Возмущаться тем, что расстроенная мама говорит младенцу: “Да что ж ты делаешь?” – все равно, что негодовать по поводу “бегущего ручья” или “идущего дождя”. У ручья и дождя нет ног, тем не менее ручей бежит, а дождь идет. Да, изначально это метафора, но метафора стертая, вплоть до полной незаметности.

Точно такие же устойчивые выражения существуют и на коммуникативном уровне, то есть там, где язык используется не для обмена информацией, а для воздействия на слушающего. На этом уровне вопрос без проблем может оказаться приказом, нейтральная на вид фраза – хамским наездом, а извинение – насмешкой. Недоумение по этому поводу может испытывать только иностранец либо маленький ребенок, то есть человек, не вполне овладевший данным языком (именно поэтому трехлетний ребенок на вопрос “Да что ж ты делаешь?” вполне может попытаться ответить, что именно он делает). Продвинутый пользователь употребляет подобные конструкции автоматически, и не задумываясь распознает приказ как приказ, а просьбу как просьбу, даже если с грамматической точки зрения они сформулированы как нейтральные повествовательные или вопросительные предложения. При желании он может и разложить эти конструкции на составные части, сделав вид, что воспринимает их в буквальном значении (“Вы не знаете, сколько времени?” – “Знаю!”, и пройти мимо), но это будет шутка, озорство, ирония, основанные именно на том, что на самом-то деле он прекрасно понял, чего хотел собеседник. Точно так же, отвечая на вопрос отца “Ты не хочешь помыть посуду?” - “Нет, не хочу!”, мы не отвечаем на вопрос, а отказываемся выполнить вежливо сформулированную просьбу. Причем довольно вызывающе отказываемся – вежливым ответом было бы “Можно, я попозже?”, или “Я устала, завтра помою, ладно?”, или “Мне некогда, помой сам, ладно?”

Это не манипуляции, ребят. Да, возможно, “Ты не хочешь помыть посуду?” изначально и было манипуляцией, но сейчас это настолько же манипуляция, насколько “Дождь идет” – метафора, или “Спасибо!” – пожелание собеседнику спасения души. Ну да, дети могут путаться в таких вещах – но ребенок, вырастая, осваивает язык во всей его полноте именно благодаря тому, что взрослые, говоря с ним, не всегда задумываются о том, что ребенку что-то может быть непонятно. Да, сознательный пользователь языка (далеко не то же самое, что продвинутый пользователь!) может отказаться от всех подобных выражений. Можно не говорить ребенку “Ты не хочешь помыть посуду?”, можно не говорить о своем ребенке “У нас температурка” или “Мы пошли в садик!” (еще один пример, недавно вычитанный в сети), но нужно ли? Мамочка, говорящая о своем сосунке “У него вчера была температура” или “У ребенка расстройство желудка” (и только и исключительно так!), вызывает у носителя языка действительно странное ощущение: да о своем ли ребенке она говорит? Может, это нянька? Да любит ли она этого ребенка? И это не потому, что вокруг тупые долбоебы, навязывающие молодой матери какое-то противоестественно-слащавое отношение к малышу, а потому, опять же, что язык так работает. От “мы покакали” можно отказаться либо сознательно (а сознательно можно еще много от чего отказаться – можно, например, ребенка на руки брать только по часам, чтобы не разбаловать!), либо бессознательно, отстраняя ребенка от себя, как бы отчуждая его. Это Вилли Вонка когда-то упоминала (к сожалению, не возьмусь отыскать того поста, у нее, увы, отключен поиск по журналу), что лингвистов время от времени привлекают к анализу различных судебных дел в качестве экспертов (ну, например, имеется запись телефонного разговора – нужно определить, имела ли место угроза). И было некое дело, где стоял вопрос о лишении родительских прав. Я уж не помню, в чем была суть – но требовалось проанализировать речь матери на предмет того, действительно ли она так любит своего ребенка, как о том говорит. Вилли Вонка утверждала, что определяется это стопроцентно. Естественно, что не на основании одного только признака, там куча всяких коммуникативных единиц, которые будут присутствовать, если ребенок тебе небезразличен, – но для не-лингвиста и отсутствие одного признака, такого яркого, как привычка говорить о своем младенце “мы”, это уже сигнал тревоги: что-то тут неладно! Точно так же, как и мамочка, говорящая о своей детке “Мы с Ванечкой поступили в университет!”, и Ванечка, которого это явно устраивает. Где-то в промежутке между пеленками и университетом от “мы” непременно надо отказаться (при нормальных отношениях в семье ребенок сам этого потребует, если даже мама протормозит), но стоит ли отказываться от него с самого начала? Я понимаю, чего хочет та девушка, которая упорно говорит о своем ребенке в третьем лице. Она хочет вырастить самостоятельную, самодостаточную личность, я понимаю. Но может ли шестимесячный младенец быть самодостаточной личностью? И вырастет ли самодостаточной личностью человек, от которого с младенчества требовали самостоятельности и самодостаточности? Вопрос, однако, непраздный. Кстати, вот еще до кучи: http://hildegart.livejournal.com/125455.html

Короче, я хочу сказать, что в вопросах, связанных с такими тонкими, интуитивно понимаемыми материями, как психология, воспитание – или язык, - слишком много рассуждать может оказаться вреднее, чем не рассуждать вовсе. Потому что теории, казавшиеся бесспорными, через двадцать лет окажутся еще какими спорными – а поколение, которое не нянчили на руках и кормили по расписанию (или наоборот, держали у сиськи до пяти лет), тем временем уже вырастет. Поэтому, возмущаясь тем, что делают все, и решая, что ты уж точно никогда так делать не будешь, нелишне задуматься: а ты точно понимаешь, о чем идет речь? А ты в самом деле знаешь, как это работает? А ты действительно представляешь себе последствия того, что ты так делать не будешь (например, гулить и сюсюкать с ребенком)? А может, тебе просто неохота мыть посуду? ;-)
Tags: Лингвистическое, Психоложество
Subscribe

  • Как шутили в Советском Союзе

    "Юбилейная речь Трудно представить себе, что этот чудесный писатель жив. Не верится, что он ходит по улицам вместе с нами. Кажется, будто он умер.…

  • О психологии

    Если бы мне сейчас было двенадцать-пятнадцать лет, я бы наверняка штудировал литературу по психологии. Я ее и так штудировал в этом возрасте, но…

  • Об упадке иронии

    Мне кажется, основная причина того, что люди перестают понимать иронию (если не сопровождать каждое ироничное высказывание табличкой "САРКАЗМ!"),…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments

  • Как шутили в Советском Союзе

    "Юбилейная речь Трудно представить себе, что этот чудесный писатель жив. Не верится, что он ходит по улицам вместе с нами. Кажется, будто он умер.…

  • О психологии

    Если бы мне сейчас было двенадцать-пятнадцать лет, я бы наверняка штудировал литературу по психологии. Я ее и так штудировал в этом возрасте, но…

  • Об упадке иронии

    Мне кажется, основная причина того, что люди перестают понимать иронию (если не сопровождать каждое ироничное высказывание табличкой "САРКАЗМ!"),…