kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Categories:

Про эвтаназию: мнение заинтересованного лица

Зашел проведать один знакомый «отдельно стоящий» блог. Ведет его человек, который умирает от рака. Нет, не «болен раком и когда-нибудь умрет», а неизлечимо болен и умрет в ближайшее время. Узнав об этом, он завел дневник. Дневник так и называется: “Living While Dying”. Хорошая идея – если, конечно, у тебя есть на это силы.

В предпоследнем своем посте, примерно месячной давности (http://www.psychologytoday.com/blog/living-while-dying/201104/the-meaning-suffering), он как бы мимоходом, между рассказом о лечебной инъекции и о том, как ему тяжело сейчас дается преподавание, упоминает о том, что они с его девушкой ездили в Seattle Cancer Care Alliance, чтобы окончательно оформить все бумаги и получить необходимые медикаменты согласно закону штата Вашингтон «Смерть с достоинством». Дальше я перевожу сокращенно, но, кажется, ничего важного не пропускаю:

«Я очень рад, что живу в одном из двух штатов (Орегон и Вашингтон), где принят закон об эвтаназии. Использование этого закона обставлено множеством предосторожностей, и я с уважением отношусь к тем, кто не собирается прибегать к эвтаназии, однако же с еще большим уважением я отношусь к тем, кто дал смертельно больным, таким, как я, возможность сохранять достоинство и контролировать происходящее вплоть до самой смерти. Лекарство теперь у меня. Оно хранится под замком. Я еще не решил, использую ли я его и когда именно, но мысль о том, что я теперь властен над процессом своего умирания, приносит мне большое облегчение».

На последовавшие возражения читателей он ответил следующее:

«Как я уже говорил, я не воспринимаю это как «самоубийство» (хотя это и подходящий термин), потому что мне не придется выбирать между жизнью и смертью. Мне придется выбирать, как именно умереть. И если кто-то желает отказать мне в подобном выборе, для меня это звучит примерно так: я готов пойти на то, чтобы вы умерли медленной и мучительной смертью. Спасибо большое, это очень мужественно с вашей стороны!»

Подпишусь под каждым словом. Для меня очень важно, что это говорит такой человек, как Итан. Не то, чтобы я не уважал Терри Пратчетта, но он мужик эксцентричный, и считать его мнение мнением среднестатистического гражданина нельзя никак. К тому же его рассуждения об эвтаназии относятся к тому времени, когда он только узнал о своей болезни, а потому в большой степени умозрительны. А Итан – это, в сущности, обычный дядька: средних лет, двое детей, в разводе (насколько я понял), новая девушка, преподаватель в каком-то вузе, любит пикники и играть в баскетбол. «Такой же, как вы и я». И ему уже по-настоящему плохо, то есть он вполне понимает, о чем говорит, когда говорит о неизлечимой болезни и нестерпимых страданиях.

Разумеется, логично было бы возразить: а к чему вообще разрешать эвтаназию законодательно? Это может открыть путь множеству злоупотреблений. Коли так уж надо – поди, сам добудь нужные лекарства, и вперед. Логично, да. Но три возражения приходят на ум сразу:

1) Подобных лекарств просто так в аптеке не купишь. В аптеке – да что там, в любом хозяйственном магазине, - запросто можно купить то, что тебя, возможно, убьет, но это не гарантирует тебе ни безболезненного ухода, ни ухода вообще. Можешь умереть в корчах, можешь выжить, оставшись слюнявым паралитиком. А возможно, вы сперва помучаетесь, а потом вас заботливо откачают, и вы останетесь жить слюнявым паралитиком.
2) Даже если вы добыли нужные средства, никто, кроме врача – а возможно, никто, кроме специалиста-анестезиолога, - не сумеет рассчитать нужный состав и дозу с учетом вашего роста, веса, пола, возраста и ряда других факторов, включая заболевания и принимаемые лекарства (подозреваю, что то, что для здорового – смертельная доза, для ракового больного, сидящего на обезболивающих – один раз хорошо выспаться). Не умеючи, и застрелиться толком сможет далеко не всякий.
3) На тот момент, когда вам это действительно понадобится, вы, возможно, не сможете не только дойти до аптеки, но и подняться с кровати. И никто не гарантирует, что при вас будет надежный друг или родственник, который добудет все необходимое, возможно, даже вопреки собственным чувствам и убеждениям. А если он вам все это добудет, так его же потом и посадят.

Это так, навскидку. Думаю, действительно заинтересованные лица могли бы привести еще с полдюжины аргументов. И ведь это даже не аборт, когда женщина решает, быть или не быть, за своего нерожденного младенца. Это взрослый человек в трезвом уме и твердой памяти решает сам за себя.

И еще одно:

«Как я уже говорил – и продолжаю повторять, потому что некоторые окружающие до сих пор в это не верят, - усталость даже хуже, чем боль. Боль мучительна физически, но интеллектуально и эмоционально – не настолько. Я чувствую, как она царапает поверхность моей души, но внутрь не проникает. Усталость не причиняет физических мучений, но с интеллектуальной и эмоциональной точки зрения переносится куда тяжелее. Когда усталость достигает наивысшей точки, я не могу ни на чем сосредоточиться, ничему радоваться. Я настолько утомлен, что меня не радуют даже мои ребята, хотя в нормальном состоянии они для меня – главный источник радости. Жить-то я живу, но не по-настоящему. Просто место занимаю, и от этого мне действительно плохо.

Хотя и боль, конечно, тоже не пикник».

Здоровому человеку этого не понять. Подумаешь, усталость! Не болит ничего, и скажи спасибо. Я-то отчасти понимаю, о чем речь. Отчасти – потому, что болеть у меня никогда по-настоящему ничего не болело, даже зубы, если и болели, то не прямо так, чтобы на стенку лезть. Так что я не могу сравнивать, что хуже. Но во время астматического приступа у тебя ничего не болит. Ты просто лежишь и дышишь. Все силы уходят на дыхание. Вдох-выдох, вдох-выдох, и так часами. Куцый избыток сил, если он есть, уходит на раздражение собственной беспомощностью и ненависть к себе. Тебе нифига не больно, тебе просто херово. Ты не можешь ни читать, ни смотреть кино, ни играть. Тебе ничего по-настоящему не хочется. При этом хочется всего и сразу, чтобы хоть как-то отвлечься, но на самом деле хочется одного: чтобы это, наконец, прекратилось, и уснуть. Вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох… И это у меня еще по-настоящему сильных приступов лет с шести не было, так что я не помню толком, каково это. Но подозреваю, что когда по-настоящему херово, то лучше бы что-нибудь болело. От боли хотя бы обезболивающие помогают. А от этой дохлости – вызванной, в том числе, лекарствами и обезболивающими – ничего. И тем, кто это на своей шкуре не испытал, лучше не судить о том, по-настоящему ли плохо тем, кому предстоит существовать в этом состоянии до конца жизни. И стоит ли продолжать подобное существование. Пусть уж каждый решает сам за себя.
Tags: Недостойные мысли
Subscribe

  • Малые пестрые дятлы

    Видели сегодня одного из наших выпускников. Выследили, разумеется, по голосу. Детка с одним из родителей тусовалась в ветвях акации прямо над…

  • Пустой состав

  • Дятел с шишками

    Дятел рвет и жрет сосновые шишки. Зеленые, нового урожая. Виснет на тонкой ветке, точно попугай, раскачивается и остервенело отрывает очередную…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Малые пестрые дятлы

    Видели сегодня одного из наших выпускников. Выследили, разумеется, по голосу. Детка с одним из родителей тусовалась в ветвях акации прямо над…

  • Пустой состав

  • Дятел с шишками

    Дятел рвет и жрет сосновые шишки. Зеленые, нового урожая. Виснет на тонкой ветке, точно попугай, раскачивается и остервенело отрывает очередную…