kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Categories:

Еще раз об эвтаназии

Помните, я писал о блоге мужика, который умирает от рака? (http://kot-kam.livejournal.com/782433.html) Ну вот, месяца полтора назад я снова туда заглянул и обнаружил, что он уже ушел. Тогда я на эту тему решил не писать, тем более, ему уже торопиться некуда, а сейчас вот руки наконец дошли. Вот его прощальный пост: http://www.psychologytoday.com/blog/living-while-dying/201106/farewell, под катом – перевод для тех, кто не читает по-английски, с небольшими несущественными сокращениями.

«Думаю, это последний мой пост в этот блог. Я собираюсь в ближайшее время прибегнуть к эвтаназии, если только не умру скоропостижно до того. Сил на то, чтобы писать, у меня не так много, так что не стану тратить их на то, чтобы оправдать свое решение, рассказывая, как сильно ухудшилось мое качество жизни. Придется вам поверить мне на слово, что качество моей жизни сделалось для меня неприемлемым, и что я – человек разумный. Как я уже говорил, я очень рад, что живу в одном из двух штатов, где закон позволяет мне покончить со своими страданиями (когда я переселялся в штат Вашингтон, этого соображения я в расчет не принимал). В противном случае, думаю, мне бы просто увеличивали дозу обезболивающих, пока я не впаду в кому и не умру от голода, в то время как кто-то вытирает мне задницу. Не сомневаюсь, что некоторые семьи находят такое времяпрепровождение осмысленным, но я предпочту избавить от этого себя и своих близких (и, не могу не отметить, психологические исследования показывают, что людям, пережившим неприятный и бесполезный опыт, часто представляется, будто другим людям тоже полезно будет испытать нечто подобное – отсюда живучесть разнообразных «ритуалов посвящения», лишения сна при подготовке медиков и т.п.)

Вместо этого я предпочел бы поговорить о другом: о движении за «хорошую смерть» и ее аналоге, которым представляется мне движение за «естественное деторождение». Рождение и смерть. Два ключевых, поворотных пункта в развитии человека. Я преподаю возрастную психологию, но до нынешнего года я не чувствовал себя специалистом в вопросе умирания. Я знал то, что об этом пишут в учебниках, но это и все. А вот в ранних этапах развития я считал себя специалистом, поскольку не только читал литературу, но и работал с детьми в разных ролях, в том числе в роли лагерного консультанта, Старшего Брата, исследователя, педагога дошкольного образования и родителя.

Так что я знал о движении за «естественное деторождение», которое началось еще до моего появления на свет, но только недавно узнал о движении за «хорошую смерть», которое куда моложе.

Рождение и смерть. Два естественных этапа жизненного пути, которые сделались искусственными, и которые людям хочется вырвать из монолита медицины. В обоих случаях людям хочется отдернуть стерильную занавеску Мага и предоставить будущим матерям или умирающим пациентам больший контроль над процессом. В обоих случаях во главу угла ставится вопрос места: дома или в больнице? Еще один важный вопрос – применение обезболивающих. Поборники естественных родов советуют женщинам не исходить из мысли о том, что обезболивающие при родах необходимы. Поборники хорошей смерти доказывают, что физическую боль всегда можно контролировать (правда, иногда ценой ясности рассудка), и что традиционная озабоченность медиков по поводу привыкания в данном случае неуместна. Оба движения побуждают людей заранее обсуждать и документировать свои пожелания (отсюда «планы родов», «завещания на случай смерти» и т.п.)

В целом я полагаю, что оба эти движения – явления положительные, они привели к важным реформам в медицинской практике. Однако в обоих случаях я вижу потенциальные ловушки. Идеализируя «хорошие роды» и «хорошую смерть», мы рискуем внушить людям разочарование, когда процесс идет не так, как запланировано. Когда женщине для того, чтобы произвести на свет здорового ребенка, понадобится эпидуралка и кесарево сечение, она не должна чувствовать себя неудачницей. Помимо этого, мы порой воспринимаем как должное благотворные последствия достижений медицины: тот факт, что женщины и дети теперь куда реже умирают во время родов, чем в нашем «естественном» прошлом, или тот факт, что многие заболевания перешли из разряда «как правило, смертельных» в «как правило, излечимые».

Одна из разновидностей процесса умирания – это истории о том, как кто-то боролся со смертельной болезнью и победил ее. С тех пор, как мне поставили диагноз «неизлечимый рак», я наслушался историй о людях, которым давали Х месяцев, а они прожили гораздо дольше или живы до сих пор. Часто чудесное исцеление приписывают особой терапии (скажем, пищевым добавкам, эффективность которых скрывалась медицинским учреждением). Временами оно приписывается личным качествам больного (например, его или ее солнечному оптимизму либо силе воли).

Но что же делать нам, фактически, большинству из нас, если чудесного исцеления не случилось? Следует ли нам чувствовать себя виноватыми? Быть может, нам не хватило нужных качеств (наш оптимизм оказался недостаточно солнечным, наша воля – недостаточно сильной)? А может, зря мы слушались докторов, а не торговцев чудодейственными добавками? (А уж какое искушение – поверить, будто правильное питание способно исцелить меня от рака!)

Я не хочу сказать, что истории успеха плохи. Они сулят надежду в ситуации, где надежды мало. Я хочу сказать, что надо уважать личный путь каждого. Среднее время жизни с моим диагнозом – примерно два года. Я проживу лишь около половины этого срока. Но я себя неудачником не считаю. Я наилучшим образом использовал то время, что у меня было. Мой случай, возможно, не выглядит удачей, если рассматривать его как точку на графике, но я чувствую себя удачливым. Рождение и смерть могут оказаться не так уж приятны, однако мы все равно можем гордиться тем, как мы с ними управились.

Мира и любви,
Итан Реммель»

Следующий – и последний – пост в блоге написан пять дней спустя девушкой Итана.

«Итан умер в понедельник, 13 июня, окруженный теми, кого любил. Родители держали его за руки, Эрик стоял рядом, а я обнимала его…

Как ни странно это звучит, минувший год был для нас подарком судьбы. Узнав диагноз, мы не были уверены даже, выйдет ли он из больницы. А он не только прожил еще год, но и все мы вместе пережили немало замечательных приключений (поездок, долгих прогулок, каникул, проведенных всей семьей, новый сезон любимого сериала и спортивные матчи по телевизору) и счастливых моментов. Мы с Итаном впервые съездили вместе отдохнуть – на Гавайи, вдвоем, без детей! – и эти солнечные дни останутся со мной навсегда.

В воскресенье после обеда мы все пошли на на пляж. День был чудесный, и я так благодарна судьбе, что свой последний день он провел, брызгаясь водой, играя с сыновьями и окруженный нашей любовью!»

Знаете, к этому по-разному можно относиться, да и оптимистичные излияния вдовы через два дня после смерти мужа могут выглядеть искусственными (мне лично так не кажется, я ее понимаю), но, по стечению обстоятельств, примерно в те же дни я прочел совсем другой пост, пост русского врача. http://doktor-killer.livejournal.com/1820922.html Под катом очень неприятно, предупреждаю. Кстати, если вдруг не поленитесь сходить по ссылке, почитайте комментарии. В том числе комментарии врачей по поводу того, кто и как имеет право выписывать и колоть обезболивающие. У нас же все с наркоманией борются…

«Как же я ненавижу терапулек, которые отказывают терминальным раковым больным в морфине. Как же я хочу разбить их рожи об камень. У меня недавно умер родственник. Парень 36 лет. Рак поджелудочной железы. Выявили уже в 4 стадии. Выписали из онкологии. Он умолял терапевта, ползая перед ней на коленях выписать ему сильное обезболивание. В ответ получил рецепт на кеторал. Это произошло несколько дней назад в некотором городе некоторой области. Он ползал по ночам по квартире и выл так что соседи колотили в стенку. В конце концов, он дополз до кухни и перерезал себе горло кухонным ножом».

Вспомним, как выглядел аналогичный этап жизни у Итана (http://www.psychologytoday.com/blog/living-while-dying/201103/goodbye-chemo-hello-hospice, перевод сильно сокращенный):

«Я решил отказаться от химиотерапии, потому что не могу больше выносить этой усталости, от которой мое существование делается пустым и бессмысленным. Я официально перешел под опеку хосписа. В хосписе основной акцент переносится с лечения болезни на борьбу с симптомами. В моем случае основной симптом – боль в костях, которую мы в данный момент контролируем с помощью опиатных обезболивающих. Когда люди представляют себе хоспис, мы обычно рисуем себе человека на смертном одре. И это верно: многие попадают в хоспис слишком поздно, когда уже нет возможности значительно улучшить качество жизни. Никто, включая меня самого, не знает, когда я умру, но я стараюсь продолжать жить. Вчера я играл в баскетбол и ходил в кино со своей прекрасной спутницей жизни, Грейс. Сегодня подстригал лужайку и ужинал с Грейс, сыновьями и своей мамой Кейти…»

Ему оставалось еще почти три месяца более или менее сносной жизни в кругу семьи, работы по специальности, прогулок, игр с сыновьями…

Два мира – два Шапиро, а? Контраст такой, что даже мне то ли плакать хочется, то ли убить кого-нибудь. А я человек-то не особо чувствительный.

Так я вот что хочу сказать. Это мне самому страшно не нравится, потому что теоретически я за эвтаназию, но тем не менее:

До тех пор, пока в России возможны истории, подобные описанной по предпоследней ссылке, эвтаназию здесь разрешать НЕЛЬЗЯ. Потому что до тех пор, пока такое отношение к людям возможно и приемлемо, «эвтаназия» будет либо законным способом избавляться от надоевших бабок и дедок, либо единственной альтернативой, предлагаемой терминальным (или просто неизлечимым) больным – да тем же муковисцидозникам или диабетикам, парализованным, тяжелым ампутантам... Нормальная эвтаназия возможна исключительно как часть РАБОТАЮЩЕГО комплекса заботы о неизлечимых и терминальных больных, в который должны входить и лечение, и хосписы, и уход на дому, - и, главное, отношение к человеку на любой стадии заболевания как к живому человеку, а не как к бесполезному мешку дерьма и костей, который надо как-то доволочь до свалки. До тех пор – нет, нет и нет. Иначе, по закону подлости, эвтаназию будут делать кому угодно, кроме тех, кто ее действительно хочет и в ней нуждается.
Subscribe

  • Матрасик

    Вчера поехали покупать шнаузеру новый матрасик. Рэй имеет обыкновение копать себе ямку перед сном, и старый матрасик изрядно изорвал когтищами. Да и…

  • Охота за кольцом

    Хозяин суки Альфы (не в смысле, что она сука-альфа, ее просто так зовут) ходит с двумя колечками-пуллерами. Потому что одно непременно…

  • Преданная собака

    Собачка осталась без половины хозяина. Собачка лишается. Многие мечтают о по-настоящему преданной собаке. Чтобы была моя и только моя! Но многие…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Матрасик

    Вчера поехали покупать шнаузеру новый матрасик. Рэй имеет обыкновение копать себе ямку перед сном, и старый матрасик изрядно изорвал когтищами. Да и…

  • Охота за кольцом

    Хозяин суки Альфы (не в смысле, что она сука-альфа, ее просто так зовут) ходит с двумя колечками-пуллерами. Потому что одно непременно…

  • Преданная собака

    Собачка осталась без половины хозяина. Собачка лишается. Многие мечтают о по-настоящему преданной собаке. Чтобы была моя и только моя! Но многие…