kot_kamyshovyj (kot_kam) wrote,
kot_kamyshovyj
kot_kam

Categories:
Обсуждая, зачем Ольгу нынешним летом принудительно выпнули на несколько недель на дачу, упомянул, что до отъезда на дачу она сидела дома безвылазно и имела изумительный голубовато-зеленый цвет лица. Причем крайне этим гордилась и нарочно старалась на улицу не выходить, чтобы, не дай Бог, не загореть. Я позволил себе сказать, что у нынешней продвинутой молодежи это модно – быть бледно-зеленым. Ну, в смысле, загорать – это уже некруто, загорелая девушка похожа на копченую курицу (это цитата с башорга) и внушает подозрения в том, что проводит время в соляриях, а это ваще отстой. Ольга обиделась. Я бы тоже обиделся на ее месте. В семействах интеллигентных снобов, подобных нашему, молодые люди ужасно обижаются, когда кто-то намекнет, что они делают нечто потому, что это модно (взрослые уже не обижаются, они-то твердо знают, что они так не делают ;-) ).

Это заставило меня задуматься о том, что такое мода. Нет, понятно, что мода – это дизайнеры, модельеры, показы коллекций и модные журналы, а также одинаково (одинаково нелепо) одетые девочки и мальчики на улицах. Вопрос в том, сводится ли мода именно к этому.

Вот, скажем, меня, когда я был примерно в возрасте Ольги, со страшной силой потянуло на философию. И нельзя сказать, чтобы это произошло под чьим-то влиянием: с живыми людьми я тогда общался мало, - просто я как-то сам собой осознал, что хочу заниматься философией, и отправился в библиотеку конспектировать Платона и Аристотеля. Незадолго до окончания десятого класса я вдруг обнаружил, что моя одноклассница, тоже существо странненькое и малообщительное, тоже – внезапно – интересуется философией. В то же самое время, или чуть попозже, я принялся учить латынь, мечтая заняться одновременно и греческим – только учебника греческого тогда достать было никак нельзя. Собственно, я взялся учить четыре или пять языков одновременно, и на то у меня были глубоко личные причины, но тем не менее латынь среди них присутствовала.

А потом, когда я поступил в университет (слава Богу, все же не на философский, куда мне очень хотелось), внезапно обнаружилось, что буквально все кругом занимаются философией и древними языками. Для людей, университету чуждых, начало 90-х – это развал Союза, разруха, крушение иллюзий, дефицит на все и бандитские разборки, но я всего этого попросту не заметил. Я даже оба путча помню весьма смутно. В университете это было время Классического Образования. Народ толпами ломился на латынь и греческий. Собственно, с латынью было попроще, потому что ей всех гуманитариев учат и так, а вот греческого нам, на вечернем отделении, не полагалось, и многим другим не полагалось тоже. Поэтому на греческие занятия к Мирошенковой набилась такая лютая толпа народу, что старой преподавательнице сделалось дурно от духоты, и вольнослушателей, вопреки университетским обычаям, вежливо попросили удалиться, пообещав сделать отдельный дополнительный курс для желающих. Уж не помню, платный он был или нет, но я на него ходил, и народу там тоже сидело немало. А на сачке висели гроздья объявлений – «дополнительные занятия латынью». И это не было репетиторство для отстающих юристов. Я пару раз сходил на такие занятия: в тесной комнатке на «Охотном ряду» сидела толпа людей и читала трактат Цицерона – не помню, какой, но помню, что оба два занятия мы разбирали одну фразу, занимающую полторы страницы, разумеется, с безупречным многоэтажным согласованием времен и наклонений. Тут уж я сбежал, «убояся бездны премудрости», однако многие остались. Да что там университет – в школах тогда, через одну, принялись вводить латынь, а то и греческий. Даже я, при своей нелюбви к преподаванию вообще и к детям в особенности, ухитрился месяц попреподавать пятиклашкам латынь где-то в Ясеневе.

Что касается философии, то, когда в том же начале девяностых грянул прорыв в книгоиздательстве и стало можно издавать ВСЕ, а не только дозволенное свыше, первым делом, еще до всякого книжного одноразового ширпотреба вроде «Анжелик» и «Конанов-варваров», на прилавках появились ПЕРВОИСТОЧНИКИ. И Платон, и Аристотель, и «Фрагменты ранних греческих философов» (всякие Демокриты, Гераклиты и Пифагоры), которые, увы, так и не пошли далее первого тома, и Декарт, и Гоббс, и какой-то мутный Лоренцо Валла, который страшно мне не понравился, потому что это как раз был один из тех софистов, кого так блестяще громил и высмеивал некогда Сократ. И все это высоколобое чтиво, как ни странно, раскупалось и, видимо, читалось.

И вот что это было, как не мода? А если не мода – откуда оно взялось, и куда потом все делось? Почему самые разные люди, независимо друг от друга, внезапно решили, что им позарез нужен этот замшелый греческий и «Диалоги» Платона, желательно в оригинале?

А потом вдруг отхлынуло, и пришла другая волна: средневековье. И высокая готика, и темные века, и варварская Скандинавия, и просвещенная схоластическая Европа. Вдруг сделалось неприлично не знать, что средневековье не исчерпывается феодализмом и «кострами инквизиции»(ТМ), и вообще XV век – это уже никакие не Средние века, и сам термин «Средние века» тогда именно и придумали. Вдруг явились и Умберто Эко, и Жак ле Гофф, и Бахтин со своей карнавальной культурой, и Гуревич со своими «Категориями средневековой культуры», и все бросились учить готский и древнеисландский, и читать «Беовульфа» и «Старшую Эдду», желательно – в оригинале. Отчасти виной тому, конечно, Профессор, но и Профессор странным образом был частью этой «средневековой» волны, этой – не побоюсь этого слова – моды на средневековье. И я, всегда считавший себя человеком, всякой моде безусловно чуждым, плыл в этой самой волне, если не на гребне, то где-то рядом.

А вот сейчас, если так приглядеться, поднимается новая волна, и это мода на технические и естественные науки. Модно – не среди профессионалов, а среди махровых гуманитариев, - становится ходить на лекции по теории эволюции, читать заумные книги и научно-популярные сайты, интересоваться техникой. И, возможно, внезапно, независимо от каких-либо внешних влияний проклюнувшийся у Ольги интерес к химии (при том, что ей с детства долбили, что она гуманитарий – хотя, по правде сказать, никаких особых гуманитарных талантов я за нею не замечал) – часть этой же новой волны, поднявшейся после того, как так долго модно было быть кем угодно, только не инженером или естественником.

Возможно, то, что мы несколько пренебрежительно именуем «модой» - это внешнее проявление неких подспудных течений, существующих в обществе, неких, извините за выражение, «трендов». И на одном уровне оно проявляется модой на брюки-дудочки, штаны-клеши или порты фасона «обосрался и иду», на другом – стремлением выглядеть крепенькой и загорелой (тоненькой и бледной), а на третьем – чтением взахлеб «Над пропастью во ржи», «Чайки Джонатана Ливингстона» или Кастанеды. И, кажется мне, «ошибкой было бы думать», будто мода на внешний вид, на книги или на мысли возникает из-за того, что люди хотят быть «не хуже других» или «такими как все». Эта причина вторична, она, в сущности, пена и пыль, а истинная, первоочередная причина в том, что молодые люди вдруг одновременно начинают хотеть лежать над пропастью во ржи, оберегая играющих детей. Или летать сквозь скалу. Или обретать мистический опыт. В конце концов, одежда и внешний вид – это тоже способ сказать о себе миру нечто важное, предстать перед миром таким, каким ты себе кажешься, а потом уже все остальное. И самое интересное – как раз то, отчего внезапно молодые люди независимо друг от друга начинают хотеть одного и того же. Что за тайные течения соединяют людей, которые как раз хотят быть ни на кого не похожими? И настолько ли отдельные люди отдельны, настолько ли индивидуумы цельны и неделимы, как им самим представляется?
Tags: Психоложество
Subscribe

  • Климатическое

    В Москве наконец-то похолодало (на градуснике в тени +24). И ВОТ ТЕПЕРЬ в квартире появился сквозняк. Помните, я давеча спрашивал, куда поставить…

  • Собачьи хроники

    Обычно мы с Рэем гуляем так: войдя на радиополе (на самом деле это довольно густая роща, березняк, местами переходящий в заглохшие сады), я…

  • Купатися чи не купатись?

    Терзаюсь гамлетовским вопросом: купатися чи не купатись? С одной стороны, если искупаться, то будет хорошо. И через вечерний лес к остановке потом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments