Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Верхний пост

1) Сюда можно написать, если вам от меня что-то надо. Комменты скринятся, но на почту приходят.

2) Комменты к постам на почту не ходят. Если вам непременно нужно, чтобы я ответил на ваш коммент, пишите сюда.

3) Комменты от анонимов в журнале скринятся. Я их расскриниваю, если нахожу, но могу и не найти. Если вам непременно нужно привлечь мое внимание к своему анонимному комменту, пишите сюда. Хамские комменты не расскриниваю. Что является хамством, определяю я.

4) Я баню редко и мало, но иногда - без предупреждения. Причиной бана, как правило, являются личные оскорбления (не только мне) и всяческие разжигания, но не только.

5) Взаимно не френжу, мне все равно, во френдах вы у меня или нет, я со всеми одинаково разговариваю (кроме давно знакомых). Это публичная территория, пишите, не стесняйтесь. Подзамков в журнале нет (кроме чисто технических), если вы у меня не во френдах, вы ничего не теряете.

6) Цитировать и перепощивать можно по умолчанию, не спрашивайте. Очень желательно - со ссылкой на меня, особенно тексты. А то вдруг опубликовать понадобится, я потом устану доказывать, что это не "народное творчество".

Пуфики

Одна из достопримечательностей Вика (и не только Вика), которую все едут смотреть - это птицы тупики. Напоминаю, что тупики - это национальная гордость Исландии, поэтому относиться к ним следует серьезно:



Поскольку все памятки для бердвотчеров пишутся на английском, мы куда чаще видели слово puffins, чем "тупики". Отчего между собой как-то незаметно начали называть тупиков "пуфиками". Тем более, им идет. По-латыни пуф... тупик вообще смешно называется: fratercula (точнее, это весь их род так называется: и пуф... тупики, и наши топорки, и еще третий вид, ипатка... не ржать, я сказал!) Fratercula - это frater, "брат", с уменьшительным суффиксом. Что-то вроде "братишка". Вот я не допер, а Кирка умная, сразу догадалась: имеется в виду "монашек". Потому что они и в самом деле смахивают на этаких жирных, карикатурных монашков.

Collapse )

Надо сказать, что в свое время исландцы на них активно охотились. Чего ж не охотиться, вон они какие жирные и неповоротливые. Но когда в стране началось бурное развитие туризма, сделалось ясно, что на тупика хорошо ловится куда более жирная дичь, а именно турист. Так что теперь тупиков всячески оберегают, и тупики процветают.

Кстати, в википедии я вычитал - не знаю, правда или нет, - что вот этот вот яркий клюв - это часть брачного наряда. А с окончанием сезона размножения часть роговых покровов отпадает, и клюв становится меньше и тусклее.

Юридическое

И еще одна мысль по поводу все того же злополучного «пользовательского соглашения». То, что юридические тексты написаны неудобоваримым суконным языком - это полбеды. Главная беда в том, что вообще-то суконный язык - не основная особенность официально-делового стиля. Это побочный эффект, возникающий из-за того, что официальный юридический текст обязан быть максимально точным и недвусмысленным, исключающим любые двойные толкования и зависимость от контекста и подтекста. Это основное, что отличает юридический текст от, скажем, бытового разговора. Вот попробуйте сформулировать в разговоре любую, самую простую мысль так, чтобы она в принципе исключала всякие двойные толкования. Если получится, на выходе окажется нечто, подозрительно напоминающее те самые ненавистные юридические формулировки. Собственно, так возникает научный стиль - вся его техническая разница с юридическим стилем в том, что научная статья, по идее, не рассчитана на то, чтобы всякие манчкины пытались отыскать в ней лазейку и перетолковать ее к своей выгоде - а закон именно на это и рассчитан.

Collapse )

(no subject)

Только сейчас дошло.

В конце пятой книги Дамблдор наконец-то "все объясняет" Гарри. Конкретно - почему непременно было нужно отдать его Дурслям. Ну, потому что Петуния - единственная оставшаяся в живых кровная родственница, все вот это. При этом родители Петунии и Лилии, которые были в восторге от того, что их дочка оказалась волшебницей, и уж конечно, с радостью воспитали бы внука-волшебника, при этом не зная никаких подробностей о его "подвиге", как бы и ни при чем. В Поттеропедии говорится, что они умерли "нормальной маггловской смертью" где-то в период от 1971, когда Лилия и Джеймс пошли в Хогвартс, до 1981, когда оба погибли. (Ну, иначе бы Дамблдор Гарри им отдал, логично?) А теперь считаем: Лилии в 1981 году двадцать один год, Петуния на пару лет старше. Сколько лет могло быть их родителям? Ну, вот по максимуму, ну? Шестьдесят? Шестьдесят пять? А скорее - сорок пять-пятьдесят, отец, возможно, лет на десять старше? До-о, естественно, магглы в двадцатом веке дольше и не живут! Не в катастрофе погибли, ничего такого: просто взяли и оба умерли естественной смертью, не дожив до семидесяти, а чо такова?

Вот что бывает, когда стереотипы приключенческого романа, сложившиеся где-то веке в XIX, если не раньше, автоматически накладываются на реалии века ХХ (а то и ХХI). Ну потому что для девятнадцатого века, в общем-то, нормально, когда в семнадцать-двадцать лет человек уже сирота. Горячка, чахотка, холера, аппендицит, неудачно залеченная травма - выбирайте на вкус. Даже объяснять ничего не надо: умерли, и все. Век спустя медицина шагнула далеко вперед - а стереотипы остались прежними. И автору как-то и в голову не приходит, что в наше время люди в пятьдесят лет просто так, ни с того ни с сего, естественной смертью не умирают. То есть инфаркт-то со всяким случиться может, но это не само собой разумеется и не воспринимается как естественное и ожидаемое развитие событий, о котором в семье за десять лет ни разу даже не упомянули.

Это я тут как-то листал Януша Корчака и споткнулся:

"В этой повести будет пятеро детей, их родители, старенькая бабушка, дядя, кошка, тетя...
Собственно, говорить стоит только о старших. Ну что может быть занимательного в маленькой Абу, которая всегда спит, плачет или лопочет: "Абу, абу, абу"?
Вицусь и Блошка старше Абу, но они вскоре захворают и умрут, и, значит, о них тоже придется сказать немного".

В наше время даже если в самой нищей, неблагополучной семье ребенок "захворал и умер" - это ЧП! А тут из пятерых детей двое захворают и умрут, это печально, но в пределах нормы. Начало двадцатого века, между прочим.

Цените современную медицину, йоптыть!

Собачьи хроники. Часть вторая: миттель и его друзья.

Рэй не любит людей. Ну, как не любит: опасается. Рэй обожает собак. Все собаки по умолчанию друзья и хотят ему добра и играть. Некоторые собаки добра почему-то не хотят. А играть не хотят особенно. Тогда миттель пожимает плечами (виртуально) и бежит дальше, искать других собак.

Рэй предпочитает собак покрупнее. Если большая собака рычит и крысится – это ничего, не страшно. Ну, подумаешь, дяденька (тетенька) не в настроении. Мы спокойно отойдем и побежим дальше. Вот маленькие собачки – это да. Это страшно. Особенно крикливые. Вчера вышли на сквер, а там пара джек-расселов и молодой таксик носятся за мячиком. Причем таксик непрерывно орет. Я обрадовался и спустил миттеля – пусть поиграет. Ага, как бы не так. Он стоял в стороне, как робкий новичок на переменке. Временами подбегал поближе, временами жался ко мне. Включиться в игру он так и не рискнул, хотя против него никто ничего не имел. Вообще, он предпочитает играть с одной собакой. Если собак много, он выберет какую-нибудь одну и будет играть с ней. Если с ним лично никто играть не желает, он уляжется в сторонке грызть палочку.

Просто удивительно, насколько собаки похожи на хозяев. Все вышесказанное – это же вылитый я в детстве. Да и сейчас, в общем…

* * *
Миттель всегда играет молча. Collapse )

(no subject)

КЕМПИНГ

Двадцать лет тому назад, когда мы с матушкой впервые приехали на Селигер, места там были дикие, глухие, и посещаемые в основном кондовыми туристами-байдарочниками. Однако лет восемь тому назад Селигер вдруг сделался модным курортом, и с тех пор он, увы, все моднеет и моднеет. Люди победнее покупают себе выморочные дома, желательно – поближе к озеру; люди побогаче просто скупают участки земли на берегу и строят там с нуля что-нибудь более или менее грандиозное. К последнему аборигены и старые дачники относятся с подозрением: вот так вот застроят, потом и к озеру не подойдешь. Неведомый магнат, купивший изрядный кусок непроходимого ольшаника на полпути между нашей и соседней деревнями, выглядел тем более подозрительно. Collapse )